Понедельник, 23.10.2017, 05:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

Взрослые игры дочери.
Когда детям надоедают куклы или машинки, родители покупают им другие игрушки. Увы, иногда близкие люди вовлекают девочек во взрослые игры помимо их воли. Тогда детство для них заканчивается и начинается кошмар.

Розовый мишка от Славика


О том, что у Наташи появился любовник Борис догадывался – жена не страдала излишним умом, чтобы тщательно скрывать это обстоятельство. На ее смазливом, но глуповатом личике, как на доске объявления все было написано крупными буквами: вечерами она ездит не к заболевшей подружке, а к совершенно здоровому дружку. Борис давно понял, что красавица Наташа не самый лучший для него вариант жены, но терпел: терпел, что у жены на уме одни тряпки, что за семь лет совместной жизни они в театре были всего два раза – культурным мероприятиям Наташка предпочитала посиделки у таких же, недалеких подруг, терпел, что хозяйкой она была никчемной – даже готовые котлеты пожарить не могла, чтобы не сжечь… Терпел, потому что любил. И еще больше любил шестилетнюю дочурку Иришку – за этот подарок готов был простить жене все. Теперь он успокаивал себя, что Наташа погуляет и вернется, что она не бросит семью хотя бы ради дочки. Он очень на это надеялся, поэтому, когда однажды вечером Наташа завела категоричный разговор, обомлел: «Борис, мы должны развестись. Я люблю другого мужчину, и мы хотим жить вместе». «Может быть, не стоит торопиться, для дочки это будет ударом», - попытался вразумить заблудшую супругу мужчина. «Славик заботливый и ласковый, он будет хорошим отцом для Ирочки».

Эти слова так и застыли в ушах Бориса – какой-то чужой Славик отцом его Иринки – этого он не мог допустить. На суде он отстаивал право видеться с дочерью и принимать участие в ее воспитании.

Славик вошел в их дом с большим плюшевым медведем нереального розового цвета. Шестилетняя Ира поначалу сторонилась «нового папы», но скоро стала привыкать к нему, тем более, что дядя Слава относился к ней очень хорошо, он проводил с девочкой гораздо больше времени, чем родная мать – мог часами играть с Ирой в куклы, одевая и раздевая пластмассовых барышень, или, усадив ее к себе на колени, учил читать, гулял с ней в парке – это дядя Слава научил Иринку кататься на двухколесном велосипеде – почти два часа он бегал следом, поддерживая девочку за спину, пока та не научилась держать равновесие. Один раз Ира все-таки грохнулась, и тогда дядя Слава, заботливо прижимал малышку к себе, успокаивал, и отряхивал перепачканные брючки. Мама так бы не стала, сказала бы: «Сама виновата», - да еще бы поддала за испачканные штаны. Вот папа…

Папу Иринка очень любила, он никогда не кричал на девочку, покупал ей много игрушек, вот только очень редко с ней гулял – он все время был на работе.

А дядя Слава работал вечерами в каком-то клубе, у него была своя программа. Иринка пока не понимала, что это такое, но что-то очень красивое, потому, что он надевал на работу блестящую рубашку и лаковые ботинки, и обещал взять девочку с собой, когда та вырастет. Самыми незабываемыми для Иры были походы в магазин «Детский мир», дядя Слава помимо мишек и пупсиков покупал юной моднице новые платья, туфельки, трусики в кружавчиках, очень похожие на взрослые и тонюсенькие, почти прозрачные колготки. А потом дома помогал девочке все это примерить. Ирине нравились такие «дефиле», она чувствовала себя взрослой.

Артистки не стесняются раздеваться


Воскресенье Иринка называла «папиным днем» - с утра приезжал Борис и забирал дочку на целый день, они ходили в зоопарк, в кино на мультики или просто сидели в каком-нибудь «вкусном» кафе, ели мороженое с шоколадом, воздушные пирожные или другие сладости и разговаривали. Ирка рассказывала свои девчачьи новости: о том, что у нее выпал еще один молочный зуб, а на его месте растет новый, взрослый, о том, что соседке Катьке подарили щенка и теперь подружки с ним играют, о школе, в которую она пойдет осенью с новым ранцем, который уже купил дядя Слава… «А еще дядя Слава сказал, что я уже большая, поэтому он купил мне взрослые колготки и трусики». Борис подумал, что ослышался, с какой такой стати белье девочке покупает этот посторонний мужчина? Наташка, наверное, совсем сбрендила, идиотка, ничего не замечает у себя под носом. Даже он, родной отец себе такого не позволял – она же девочка! Он вспомнил: дочка, как, видимо и все дети, любила забираться к родителям в постель. Когда Ире исполнилось три годика, он ей объяснил, что мальчики и девочки должны спать в разных кроватках, пока не станут взрослыми и не поженятся. Девочка сразу приняла правила этой игры и отныне требовала, чтобы папа не входил в комнату, когда мама ее переодевает. Борис очень гордился, что его дочка вырастает в скромную, стеснительную девушку. «Как быстро она забыла мои уроки, - с горечью подумал мужчина, - этот «артист» испортит мою малышку».

Ира и в самом деле очень изменилась. Конечно, она была еще слишком мала, чтобы стесняться мужчин, а тем более папу, но раз он придумал такую игру, девочка в нее с удовольствием играла. Теперь папа ушел, значит, игра закончилась. А у дяди Славы другие игры: в артисток и фотомоделей. А как говорит дядя Слава, артистки не стесняются раздеваться ни перед кем. Ирочка уже мечтала, что станет моделью, будет ходить в красивых платьях, а все будут ее фотографировать.

Любовник с шеста


Наташа пребывала на седьмом небе! С того момента, как она познакомилась со Славиком, она не замечала ничего вокруг. И как ей удалось заарканить в свои сети этого красавца. Славика она заприметила в стриптиз баре - иногда они с подругами выбирались посмотреть на красивых голых мужиков, надо же отдохнуть от домашних забот. Борис, конечно, хороший муж: и деньги неплохие зарабатывает, и ее с дочкой любит без ума. Да только скука с ним дремучая: с работы приходит за полночь, еле живой доползает до постели, секс случается по расписанию: раз в неделю в воскресенье. Ну, какая молодая женщина такое выдержит?! Наталья и раньше не была особо целомудренной, кокетничала на работе с коллегами, не пропускала шумные тусовки у подруг – но это все так, несерьезно – «одноразовый вариант». А вот Славик! Роман вспыхнул сразу. Наташка взяла неделю отпуска и целыми днями развлекалась с любовником. По выходным же уходила якобы к больной подруге. А этот дурак Борис ничего не замечал.

Увы, «медовая неделя» давно закончилась, теперь днем Наташа на работе, а ночью на работе Славик. Зато утром…Она и не думала, что утром может быть так хорош секс: Славик возвращался из бара возбужденный и моментально заводил ее. В таком, приподнятом настроении она уходила на работу, и целый день порхала, словно мотылек.
Еще один потрясающий плюс: Слава пораньше забирал Иришку из садика и возился с ней до вечера, он взял на себя практически все заботы о девочке: и занимался с ней, и одевал, даже купал и укладывал спать. «Как же мне повезло! Такой мужик, да еще полюбил мою дочь, как родную! Если бы Боря был таким, вряд ли я бы его бросила».

Или все-таки это ревность?


Бориса все больше тревожила такая неестественно нежная любовь Славика к Иринке. Ведь она же ему не родная. Обычно мужчина обожает только своих детей, да и то до тех пор, пока любит женщину, родившую этих детей. Да, Борис все еще любил Наташку. Он не хотел об этом думать, но и отделаться от этой мысли не мог. «Может быть, все не так, может, я себе все это придумываю, и этот Славик не такой уж плохой, каким я бы хотел его видеть. Что из того, что он занимается с девочкой? – Наташке же вечно некогда, должен же хоть кто-то уделять ребенку внимание. Почему меня удивляет, что он полюбил ребенка? Может, он влюблен в Наташу? – Наташка умеет влезть в самое сердце, красивая стерва: умом понимаю, что стерва, а из сердца вырвать не могу. Этот «артист» тоже попался, пожалеть его надо, а не «наезжать». Но все-таки не хорошо, что он купает девочку, Ириша уже большая, это неприлично. Пожалуй, стоит поговорить с Наташей, пусть вразумит своего любовничка.

Реакция Наташи была довольно бурной: «Да с чего ты взял? Славик пристает к Ирочке… Как тебе в голову такое пришло? Нет, я не удивляюсь, в твою голову еще не такое придет. Да ты просто ревнуешь, ты никак не можешь успокоиться, что я нашла мужика лучше чем ты, тебя самолюбие загрызло и ты пытаешься наговорить мне гадости про Славика, чтобы я его бросила и вернулась к тебе. Не дождешься! Славик очень хороший, добрый и ласковый, он гораздо лучший отец, чем ты, и он любит Ирочку. А еще, в отличие от тебя, он замечательный любовник!».

Ничего другого от своей бывшей жены Борис и не ожидал. Что же делать? Напрямую поговорить со Славой? Но вдруг это его заденет, и он начнет отыгрываться на девочке? Впервые в жизни Борис чувствовал себя бессильным перед пустячной, на первый взгляд, ситуацией. Воображение уже начинало рисовать страшные картины, то и дело на глаза попадались газетные публикации об учителях, тренерах, воспитателях - извращенцах, а телевидение, как будто специально с утра до ночи освещало проблемы насилия в семье. Борис понимал, что это нервы, что нужно успокоиться и отдохнуть, в таком состоянии он не мог ни спать, ни работать. Он решил сменить обстановку, взял путевку, и уехал на две недели отдыхать.

Принцесса уже большая!


«Конечно, я все придумал, - размышлял мужчина, растянувшись на горячем золотом песочке, рядом шумело море, погружая в полный релакс и тело и мысли, - зачем ему маленькая девочка, когда рядом такая баба? Он же не идиот. Хотя, откуда мне знать… Ничего страшного не произойдет, я учил Иришку скромности, она умница, она все помнит. В конце концов, я напомню».

Две недели холостяцкого отдыха отсекли напрочь все тревоги, даже встреча с дочкой не напомнила о былых сомнениях: на этот раз он повез ее в парк аттракционов – Иришка хохотала и визжала, а он чувствовал себя равным ей по возрасту. И только по дороге домой он вспомнил о своем намерении.

- Скажи, а дядя Слава все еще переодевает тебя?

- Да, он говорит, что настоящая принцесса не должна раздеваться сама. У нее должны быть слуги, которые ее одевают, причесывают, купают, укладывают спать.


- Но у тебя же нет слуг.

- А за них, за всех дядя Слава, мы так играем.

- Это неправильная игра – у принцессы могут быть только слуги-девочки, мужчина не должен смотреть на раздетую принцессу и прикасаться к ней, иначе принц подумает, что она нескромная и ее не полюбит. Ты забыла, я ведь учил тебя, что девочка должна стесняться мальчиков?

- А я думала, что эта игра закончилась

- Это не игра, дочка, так должно быть в жизни, ведь ты уже большая, скоро ты сама это поймешь, а пока пообещай мне, что ты теперь все будешь делать сама.

Девочка кивнула в ответ и побежала домой, на пороге уже стоял с распростертыми объятиями ненавистный «дядя Слава». Ирочка обошла его стороной. «Умничка! Моя дочка», - подумал Борис и окончательно успокоился.

Вечером за ужином Ирина торжественно объявила: «Теперь я все буду делать сама, я уже большая! Так сказал папа». «Опять этот бывший мутит воду, - подумала Наташа, - никак не успокоится, теперь еще ребенка настраивает», - а вслух сказала: «Конечно, дочка. Но если что-то не будет получаться, то мама или дядя Слава тебе помогут. Пока ты научишься справляться сама».

После ужина Ирочка сама убрала посуду со стола и даже попыталась сама ее помыть – получалось неважно, вовремя пришел на помощь дядя Слава, и работа стала спориться. Потом девочка сама разобрала постель, сама разделась и отправилась в ванну, сама налила в воду шампунь вместо пены, сама залезла в воду и даже сама намылила мочалку… А вот дотянуться до спины у нее никак не получалось. Славик наблюдал за девочкой в приоткрытую дверь, ему нравилось смотреть на Иру, на эту маленькую кокетливую куколку. Он всегда мечтал о дочке, именно такой, с нежной персиковой кожей, шелковистыми волосами, хрупкой, мягкой, пухленькой… «Куда все это исчезает, когда они вырастают», - вздохнул Слава и вошел в ванную. «Ты не должен меня мыть» – капризно произнесла девочка. «Конечно, я и не буду, я только помогу тебе, а дальше ты сама», - Славик взял мочалку и улыбнулся, все еще оставаясь под властью своих размышлений.

«Ну и как тут справляется наша самостоятельная девочка?», - на пороге стояла Наташа, она не ожидала здесь увидеть Славу. Но не присутствие мужчины ее поразило, а его состояние: Славик придерживал Иришку за плечи, намыливал ей спину, его глаза были полу прикрыты а обозначившийся холм на его домашних брюках выдавал возбуждение… «Славик… это что такое?, - Наталья растягивала слова словно в вязком сне, - Пойдем, ты мне нужен, Ирочка справится сама». Она выволокла мужчину из ванной:

- Я не поняла… что это? Ты что, извращенец?

- Дорогая, ты неправильно поняла, она же совсем ребенок…

- Я заметила твою «детскую» реакцию

- Ну, нет же, я думал о тебе…

- А гладил ее. Слава, я не хочу, чтобы ты трогал девочку. Она и в самом деле уже слишком большая.

Слава задумался, он не понимал, как это произошло. Да, он любил Ирочку, но только, как дочку Наташи, как ее продолжение. Ему нравилось возиться с ней, прикасаться к ней…Ему было приятно, но от радости и умиления. При чем тут сексуальное возбуждение – он же не извращенец какой-то. «Да, теперь и в самом деле придется обходить девчонку стороной, а то, чего доброго, Наташка решит, что я сексуальный маньяк и прогонит».

Искушение маленьким пятнышком


Теперь Славик любовался Ирочкой тайком - подсматривал, когда та стояла под душем, как бы невзначай заглядывал в комнату, когда она раздевалась ко сну: «Извини, я только выключу свет». Иногда ему удавалось прикоснуться к Ире случайно: столкнувшись в тесном коридоре или на прогулке во время игр. Шло время, девочка подрастала, округлялись ее формы, и Славик прямо-таки любовался ею. В семье давно не вспоминали про случай в ванной, да и не было повода об этом думать. Даже Борис успокоился и уверился в том, что гнал напраслину, теперь, когда боль и самолюбие брошенного мужчины успокоились, он вполне прилично относился к новому Наташиному мужу. Только сам Слава чувствовал себя, как на пороховой бочке – его влечение к девочке с каждым годом усиливалось и только ему самому, да еще может быть, Господу Богу было известно, как трудно ему изображать из себя хорошего мужа и отца. Он боялся сорваться в любой момент.

И такой момент не заставил себя ждать. В воскресенье жена сортировала белье для стирки, белые наволочки и полотенца летели в барабан стиральной машины. Зачем он оказался рядом, почему зацепился взглядом за это маленькое коричневатое пятнышко на Ирочкиной простынке с розовыми слонами? Кровь!… кровь хлынула к лицу… «Девушка… Ирочка стала девушкой. Уже не ребенок, уже взрослая, - Слава бросился в коридор, - Схожу за хлебом». Морозный зимний воздух не охлаждал, мысли путались, кровь кипела, тело бросало в жар, словно Дьявол приоткрыл люк ада и подсмеивался оттуда, искушая его и поманивая смуглым пальцем: «Заходи, погреемся». Слава расстегнул куртку, схватил губами горсть снега. Стало холодно и спокойно. «Справился, можно возвращаться».

Теперь он смотрел на Ирочку совсем другими глазами, как смотрит мужчина на женщину, и находил ее очень привлекательной. Треснувшее сознание выпускало на поверхность разума фантазии, которые он не мог себе позволить. Если, конечно собирался продолжать жить с Наташей. Наташа все еще прочно владела его сердцем, точнее, наверное, его телом – есть такие женщины, к которым прикипаешь, однажды переспав, словно где-то там внутри источник приворотного зелья, хлебнув из которого не можешь оторваться. Но Иринка!…Юный, свежий цветок – прикоснуться, вдохнуть аромат… сорвать. Нет, эту мысль Слава старался гнать, он боялся ее словно апокалипсиса.

Тем не менее, Слава все чаще старался оказаться дома вдвоем с Ирой. Давно сменив профессию стриптизера на должность менеджера клуба, он все же находил возможность заехать домой днем: пообедать или переодеться. И каждый раз искал повод прикоснуться с девушке. Она краснела, избегала встреч с отчимом, но рассказывать об этих щепетильных моментах кому-либо стеснялась. Теперь она понимала смысл этих «знаков внимания и заботы», ей было неприятно, стыдно и страшно…

Когда приставания Славика стали невыносимыми, девушка попыталась пожаловаться маме. Она не ожидала, что мама начнет ее стыдить: «Тебе следует быть поскромнее, и не носить такие короткие юбки. Сама вертишь перед ним попой, а потом жалуешься. А может быть тебе просто не нравится, что он перестал покупать тебе подарки? Ты хочешь, чтобы я его прогнала?». Ира чувствовала себя беззащитной, теперь она ненавидела этого Славика и старалась с ним не встречаться вообще. Как только он появлялся дома, девочка убегала к подружке или запиралась в своей комнате и мечтала только об одном, чтобы он ушел и никогда больше не возвращался.

Неловкие объятия


На день рождения Иринки собрался чуть ли ни весь класс: 13 лет – это вам не шутки. Ребята лопали сладости, скакали под музыку. Впервые Ира танцевала медленные танцы с мальчиками – в школе на дискотеке мальчишки еще стеснялись при всех приглашать девчонок, а здесь, среди друзей делали это охотно и с удовольствием. Мите нравилась Ира с третьего класса, а вот теперь представилась возможность обратить на себя ее внимание. Упитанный весельчак, кажется, никому не хотел передавать роль кавалера именинницы – во время танцев он все время что-то рассказывал Иринке, а та смеялась от души.

Родители были тут же, но они не мешали ребятам веселиться, мама обновляла сервировку стола, наполняла графины компотом и собирала фантики от конфет. А Славик просто любовался именинницей - сегодня она была очень красивая: короткая джинсовая юбка и яркая майка подчеркивали хрупкую фигуру. Как ему хотелось расплющить этого неуклюжего пацана, который так неловко обнимал Иринку. Даже не обнимал, а просто придерживал за талию. Слава не мог больше этого видеть и незаметно ушел.

Учебный год подходил к завершению, смазливый май плавился от зноя, возвещая о скором лете, о каникулах. Уже совсем не хотелось учиться, но приходилось сидеть на уроках, уже на пляже продавали мороженое, а у желтых от солярия модниц появились конкурентки с бронзовым солнечным загаром. В этот день Иришка с одноклассниками собрались после занятий на пляж. Девочка радостная прибежала домой, бросила сумку с книжками и стала примерять перед зеркалом новый купальник – теперь он ей был впору, а когда покупали, болтался, как на вешалке. Ирина крутилась перед зеркалом и не услышала, как повернулся ключ в замке, входная дверь хлопнула – на пороге стоял Слава. Ира, смутившись, проскользнула в свою комнату, стала одеваться: натянула джинсы, потянулась к футболке…. В это время дверь ее комнаты резко распахнулась. Славик не вошел, он ворвался, толкнул девушку в спину, повалил на кровать. Его руки шарили по ее телу, пытаясь стянуть тесные джинсы, ткань трещала, но не поддавалась, хрустнула и разломилась пополам пуговица, но молния держала напор. Ира отчаянно сопротивлялась: кусалась и царапалась – что еще могла сделать хрупкая девушка против взрослого мужчины. Она не кричала, не хватало сил. Но ей удалось выскользнуть, вырваться на волю. Едва успев схватить рубашку, девушка выскочила на улицу.

Он тебя больше не тронет


Она бежала и плакала, боялась, что отчим гонится за ней, бежала, не оборачиваясь, сама не помня как, оказалась в объятиях отца. «Что случилось, Ира, что с тобой, не молчи, - отец тряс ее за плечи, он видел, что стряслась беда, но никак не мог добиться от дочки хоть какого-то объяснения, - Ирочка, дочка, скажи хоть слово». «Он… он набросился на меня… дядя… я боюсь его, я не вернусь туда», - девушка всхлипывала и не могла говорить, заплаканное личико выражало боль и страх. «Не бойся, милая, папа его накажет, он больше тебя не тронет…»

Борис был готов зареветь, словно зверь: «Как, как это могло случиться, как это животное посмело прикоснуться к его малышке? Ведь не зря же ему сразу не понравился этот Славик, мерзавец, скотина… Сколько раз он говорил жене, что не стоит ему доверять… Как ему удалось обмануть его бдительность, убедить, что страх напрасен? Он затаился, выждал и вот теперь… Я убью эту скотину…». Борис уже был возле своего бывшего дома, на одном вздохе взлетел на четвертый этаж, дал короткий звонок в дверь и, едва замок заскрежетал, распахнул дверь ударом ноги. От неожиданности Славик отступил в комнату, на его расцарапанном лице отпечатался страх и беспомощность. Все слова, которые крутились в голове Бориса по дороге сюда словно растворились, утонули в ненависти и жажде мести, он просто размахнулся и ударил… Дальше все происходило, как в дешевом боевике – Борис приподнял противника за рубашку и с размаху впечатал его затылком в стену, еще, еще раз… он бил его, пока тот не обмяк и бездыханно не сполз на пол.

Обессиленный, Борис сел рядом и заплакал… Откуда-то из ватной глухомани донесся протяжный женский вопль – это пришла Наташа. Борис не помнил, что он говорил бывшей жене, как объяснял произошедшее, не помнил, как приехала скорая, милиция, как на его руках защелкнули наручники и погрузили его в милицейский УАЗик. Потом, сидя в КПЗ, прокручивая в голове трагические события, Борис понимал, что ему придется отвечать перед законом – убил ли он паскудника, или только покалечил, тюрьма неминуема – это не расстраивало Бориса. Беспокоило только одно: если все-таки мерзавец останется жив, кто же защитит его дочурку…

К теме:


· Из интервью с руководителем программы "Право ребенка" Российского центра по правам человека Борисом Альтшуллером:

«Официальной статистики по сексуальному насилию над детьми в семье нет, но оценки специалистов показывают, что такое насилие очень распространено. Как правило, если насилие происходит в семье, то оно в семье и остается. Подавляющее большинство случаев сексуального насилия над детьми осуществляют либо родители, либо близкие друзья семьи – те, кого ребенок не боится. Он может не понимать, что происходит нечто плохое. Это происходит во многих странах. Но закон о предотвращении насилия в семье, в том числе сексуального, уже 6 лет лежит в Думе. Политикам не до него, хотя есть и серьезные возражения: нарушение принципа неприкосновенности жилища, опасность злоупотреблений.

По данным МВД, ежегодно 50 тысяч детей уходят из дома, спасаясь от преследования родителей, и 20 тысяч бегут из детских учреждений. Ежегодно около 2000 детей гибнут из-за насилия в семье.

По неофициальной статистике только в Москве и Московской области каждый год регистрируется около 3 тысяч случаев сексуального насилия над детьми в семьях, и, как утверждают специалисты, это только десятая часть того, что происходит в действительности».

* Термин "педофилия" подразумевает влечение к еще не созревшим детям. Это биологическая аномалия. За половые сношения с лицами, не достигшими 16 лет, предусмотрена уголовная ответственность по статье 134 УК.

* Статистика свидетельствует, что дети, выросшие в семьях с насилием, имеют на 74% больше шансов совершить акт изнасилования.

* За бугром: Настоящей эпидемией сексуального насилия по отношению к детям обернулась вера в то, что секс с девственницей может излечить от СПИДа. Общественные организации в ЮАР бьют тревогу по поводу роста числа изнасилований детей, включая самых маленьких, не достигших даже годовалого возраста. Изнасилование детей на юге Африки составляет более 40% всех преступлений сексуального характера.

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
февраль 2005 года
Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (12.01.2009)
Просмотров: 890 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz