Четверг, 29.06.2017, 17:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

Зов с того света.
«Мы должны быть вместе, потому что у меня нет никого, кроме тебя. Я не оставлю тебя в покое, пока ты не придешь ко мне», - голос сестры звучал в ушах обезумевшей женщины все громче. Не в силах терпеть все это она сдалась: «Я иду… иду к тебе».

Нет никого на целом свете.


На кладбище было пустынно и угрюмо: не торжественно, не горестно, не отчаянно – просто угрюмо и немноголюдно: Марина, ее муж Максим да несколько коллег по работе, которых Марина попросила помочь похоронить Ксюшу, свою младшую сестру, несколько дней назад разбившуюся на машине. Эту машину Марина подарила сестренке на 21-летие - абсолютное совершеннолетие. А в придачу купила водительские права – лучше бы она заставила Ксению ходить на курсы вождения, может быть и не случилось бы горя. Только сейчас Марина поняла, что похоронила единственно-родного человека. Девочки росли в непростой семье: отца они не помнили. Точнее, Ксюша его даже и не видела, он ушел к другой женщине, когда вторая дочка только собиралась появиться на свет. А Марина в свои семь лет понимая, как плохо поступил папа, постаралась вычеркнуть его из своей маленькой головки. Детство сестер не было счастливым и обеспеченным – мать рано вышла замуж и рано родила – об учебе и карьере не задумывалась, поэтому, оставшись без мужа, как могла, зарабатывала, чтобы хотя бы прокормить и одеть девочек – на прочие детские забавы денег не хватало. С раннего детства Марина решила, что сначала станет большим начальником и заработает много денег, а уж потом выберет мужа и родит ребенка – чтобы у него все было: все-все. Она старательно училась. А потом мать стала приводить домой разных мужчин и шумно веселиться с ними за бутылкой водки ночи на пролет. Забота о Ксюше легла на плечи сестры, но и тогда Марина не забывала, что ее главная цель – карьера.

Мать умерла в тот день, когда Марина получила диплом экономиста – вместо празднования были похороны. Большого горя Марина не почувствовала, скорее облегчение. И осознание, что кроме Ксюши у нее нет никого на целом белом свете.

Все детские планы и муж в придачу.


Карьера Марины и впрямь развивалась стремительно, за пять лет ей удалось сколотить коллектив единомышленников, создать и возглавить небольшую фирму, добиться признания и уважения партнеров по бизнесу. Квартира, машина, отдых в теплых странах и даже муж – все составляющие детской мечты были достигнуты, вот только с рождением ребенка Марина не торопилась: бизнес эгоистичен и не терпит, когда его меняют на другие ценности. Муж Марины работал у нее на фирме, возглавлял отдел. Поначалу, когда завязался их роман, и Марина предложила ему хорошую должность, она подумывала: «Он аккуратный и исполнительный, ему можно будет доверить фирму, если я соберусь родить», - но теперь она видела, что начальник из него никудышный: Максим безынициативный и ленивый, одним словом – тюфяк. Даже дома он предпочитал взять на себя роль жены – стирка, готовка, покупка продуктов по списку, ему не хватало самостоятельности даже на то, чтобы купить другой сорт сыра, если нужного не оказывалось в магазине. «Ну что ж, возможно мне такой и нужен, в доме должен быть один командир», - утешала себя Марина.

Максима поначалу устраивала роль альфонса: обеспеченная, довольно симпатичная и молодая женщина оплачивала совместные ужины в ресторане, дарила ему дорогие безделушки, а на его редкие возражения, мол, неудобно, ведь я мужчина, отшучивалась: «Неудобно возить свою невесту на трамвае и угощать холодными пирожками в парке на скамейке. Считай, что я выплачиваю аванс за твою будущую отличную работу в моей фирме». Так Максим получил сразу два выгодных предложения: стать старшим менеджером отдела продаж и мужем руководительницы фирмы. Он чувствовал себя вполне счастливым. Правда иногда любил помечтать: будто бы он сильный, властный мужчина, что не Марина, а он руководитель крупной фирмы, что у него во владении полно недвижимости, а в подчинении много длинноногих красоток, что его возлюбленная, юная блондинка, души в нем не чает, а он широким жестом исполняет все ее прихоти. Стань это все в одночасье реальностью, Максим бы перепугался до смерти – столько хлопот, а вот в качестве мечтаний подобный сценарий его увлекал.

Мудрые говорят: когда о чем-то мечтаешь, будь осторожен, ведь мечты могут исполниться. Однажды поздно вечером машину Максима остановила молоденькая девушка и попросила подвезти домой, мужчина согласился. Девушка оказалось болтушкой, всю дорогу рассказывала о своей будущей профессии – художника гримера и делилась первым впечатлением от пребывания за кулисами одного модного театра. Он слушал ее, понимая, как сильно ему не хватало самых простых эмоций: восторга, удивления, легкомысленных желаний, поцелуев взахлеб, секса в автомобиле, суши на лавочке в парке – всего того, что лишено финансовой отчетности и экономической обоснованности. Когда в конце пути девушка протянула ему сто рублей, Максим неожиданно для себя произнес: «Не надо, лучше оставьте мне номер своего телефона».

Скоро все переменится.


Все оказалось гораздо проще, и совсем не хлопотно – тайные свидания, поездки за город, рестораны, где платил Максим за себя и за свою девушку. Он чувствовал себя настоящим мужчиной, уверенным в себе и самостоятельным, и все больше влюблялся в Асю. Однажды он почувствовал, что больше не хочет расставаться с этой девочкой и предложил: «Давай поженимся…, - в глазах девушки вспыхнула искорка радости, - Я разведусь с женой, я брошу все и буду полностью принадлежать тебе. Мы снимем квартиру… Сначала будет трудно, но я найду хорошую работу, заработаю денег… Мы же любим друг друга, значит, справимся». «Почему? – радость в глазах Аси сменилась разочарованием, - Почему ты хочешь все оставить ей, половина – наша, то есть твоя». «Если бы. У меня ничего нет – квартира, дача, моя машина, даже фирма, в которой я работаю, принадлежит Марине», - Максим вдруг вспомнил о своем реальном положении и впервые разозлился на свою жену. «Ты не должен так просто сложить руки, - девушка мучительно искала выход, ей не хотелось терять Максима, но и с его богатством она расставаться не собиралась, - Я что-нибудь придумаю, ты только ничего пока не делай, не говори жене, что хочешь от нее уйти. Подожди».

Долго ждать Максиму не пришлось, через два дня Ася позвонила: «Давай встретимся, есть разговор». Маленькая кофейня, наполненная томным полумраком, ароматами кофе, корицы, ванили и апельсиновой цедры больше подходила для любовного свидания, а не для встречи двух заговорщиков, и первая фраза Аси показалась Максиму кощунственной: «Надо от нее избавиться, тогда все достанется тебе». «Ты сошла с ума, я не могу убить Марину», - Максим дрожал, то ли от возмущения, то ли от страха, что такая мысль уже крутилась в его голове. «А никого и не нужно убивать. Я придумала потрясающий спектакль, зря что ли я работаю среди богемы», - девушка рассмеялась и стала взахлеб выкладывать свой план. «Скоро ты будешь свободен и богат. Только мне понадобится твоя помощь, хорошо, любимый?».

Звонок с того света.


«Вот уж поистине, все женщины коварны, мне бы такое в голову не пришло, а эта юная девочка все так здорово придумала, - Максим понимал, что поступает с Мариной жестоко, - но так ей и надо, она столько времени топтала мое достоинство, сделала из меня прислугу, ей будет полезно отдохнуть за высоким забором».

Выходной выдался дождливым и мрачным. Корпоративную вечеринку на природе пришлось отменить, а других дел на уик-энд Марина не планировала. Она не стала бороться с неожиданным бездельем, а просто завалилась на диван с книжкой – как давно она не читала обычную художественную литературу. Максим гремел железом в домашнем спортзале, а потом собирался помочь приятелю забрать машину из автосервиса, так что ничто не могло нарушить Марининого покоя. Зазвонил телефон, Марина потянулась к трубке: «Да». «Здравствуй, сестренка, - Марина похолодела от ужаса, из трубки доносился голос ее погибшей сестры Ксении, - Ты мне не рада, даже поздороваться не хочешь?». С трудом шевеля языком женщина выдавила в ответ: «Вы кто?». В трубке послышался заливистый смех, так заразительно смеялась только Ксюша, беззаботно и звонко: «Ну ты сестренка, даешь! Забывать меня стала: на кладбище не приходишь, обо мне не думаешь, хоть бы свечку что ли в церкви поставила, - тон становился более грубым, из трубки теперь доносились претензии, - Ты и при жизни мне не особо-то уделяла внимание, отселила в отдельную квартиру, с глаз долой, чтобы не мешала, пристроила к себе на фирму – и все. А о моей душе ты никогда не думала, о том, что я одинока, что мне просто поговорить не с кем, посоветоваться, что у меня могут быть проблемы и что мне нужна помощь. Ты отдарилась от меня красивой машиной. А ты знаешь, что это не был несчастный случай? Я просто устала от одиночества и не хотела больше жить». Голос в трубке смолк, Марину трясло, она не в силах была произнести ни слова. Ей казалось, это чья-то злая шутка и она хотела немедленно оборвать телефонную связь, но трубка словно приросла к ее щеке: холодная, молчаливая, мертвая… «Ничего, сестренка, у тебя скоро появится время для меня, ведь я пришла за тобой: я жду тебя. Ты же не оставишь меня здесь одну?», - в трубке раздался щелчок, а потом послышались короткие гудки, Марина продолжала сидеть в онемении. Она не видела, что Максим уже давно стоит рядом и лишь вздрогнула от страха, когда он прикоснулся к ее плечу: «Что случилось, дорогая, ты бледная, что-нибудь на работе?». «Нет-нет, все нормально, ошиблись номером…я, наверное задремала и испугалась». «Ну тогда я отъеду на пару часов, тебе ничего не надо?» – Максим старался быть услужливым, чтобы не выдать себя, он понял, чего так испугалась жена, а теперь ему не терпелось поделиться впечатлением с Асей.

Марина осталась одна, читать она больше могла, в голове все еще звучал голос Ксюши. «Бред какой-то, кому-то надо меня вывести из себя, может быть это конкуренты? Но что за глупые приемы? Нет, это нельзя оставить без внимания, они могут предпринять что-то более серьезное». Еще бледная от пережитого ужаса, Марина отправилась в районное отделение милиции.

Дежурный лейтенант выслушал рассказ перепуганной женщины, но ему очень не хотелось принимать к производству очередного «глухаря»: мало ли что показалось этой гражданке, из-за нее портить отчетность было обидно. Он посоветовал Марине пока не писать заявление «Гражданочка, давайте поступим так: вы идите домой и успокойтесь, если вам действительно кто-то угрожает, он позвонит еще, он же не высказал никаких конкретных требований. Тогда постарайтесь записать разговор, чтобы было хоть какое-то основание для возбуждения дела. Посудите сами, что я напишу? То, что вам угрожает умершая родственница?». Марина и сама понимала, что выглядит смешно: «Наверное, лейтенант подумал, что у меня не в порядке с мозгами».

Вторая такая же куртка.


Придя домой, женщина выпила снотворное и заснула. Она не слышала, как пришел Максим, не слышала, как он тихонько с кем-то разговаривал по телефону, закрывшись на кухне, не видела, как потом он подошел к полке с видеокассетами и вложил в пустую коробочку кассету со съемкой последней поездки Ксюши в Египет: две недели среди песков и пирамид девушку снимал ее приятель, получился замечательный документальный фильм, где Ксюша щеголяла, словно заправский экскурсовод, рассказывая о достопримечательностях страны, демонстрируя ее красоты, а заодно и себя. У Марины так и не нашлось времени посмотреть эту кассету, а после смерти сестры она про нее и вовсе забыла.

Марина проснулась от запаха кофе, было утро и в окно светило теплое осеннее солнце. «Вчера бы такую погоду, - подумала женщина, - я бы уехала с коллективом на природу, и не было бы этого кошмарного звонка. Все, больше об этом не вспоминаю, сейчас позавтракаю и долой из дома – в косметический салон, в ателье, в бассейн - куда угодно, займусь собой, любимой». Марина потянулась и встала с постели. С кухни доносился звон посуды – Максим готовил завтрак, - и очень вкусно пахло кофе. Женщина подошла к окну, отдернула штору, чтобы впустить солнце в спальню, оглядела двор – с высоты восьмого этажа он был как на ладони: ровная разноцветная шеренга автомобилей, клумба с осенними астрами, детская площадка… в песочнице кем-то потерянное детское ведерко, качели противно поскрипывают, слегка покачиваясь, кого-то ожидает девушка… «Куртка совсем, как у Ксюшки – красная с рыжими подпалинами, она очень гордилась, что такой больше ни у кого нет. Значит, все-таки есть…» Девушка откинула назад длинные мелированные пряди светло-русых волос и посмотрела вверх, на окна дома. Точнее она смотрела именно на окно, за которым стояла Марина. Марине показалось, что девушка уставилась прямо ей в глаза – это была Ксюша. Женщина в страхе задернула штору и отскочила от окна… «Дорогая, вставай, завтрак на столе», - с кухни долетел заботливый голос Максима. «Да, сейчас, иду». Марина взяла себя в руки и снова подошла к окну, осторожно отодвинула штору – она надеялась, что ей показалось, уж слишком сильное впечатление произвел на нее вчерашний звонок, - но видение оставалось на месте: Ксюша неторопливо покачивалась на качелях, смотрела на нее и улыбалась. А теперь еще и помахала ей рукой, словно приглашая присесть рядом. Марина вдруг вышла из оцепенения, бросилась натягивать брюки, свитер, в коридоре схватив куртку, услышала: «Ты куда?», - «Я сейчас, я быстро», - и помчалась по лестнице вниз.

Двор был пуст, совершенно, только продолжали, поскрипывая, раскачиваться качели.

Не пустила к своей могиле.


«Я устала, надо лечить нервы, взять отпуск, в конце концов», – Марина пыталась убедить себя, что ей все просто кажется, что неплохо бы найти время и проконсультироваться с психологом. Но время не находилось, а летело вперед. Точнее летели только рабочие часы, а вечера тянулись бесконечно. Как назло Максим нашел себе мужское хобби – боулинг, и теперь вечерами катал шары, так что ей приходилось самой заезжать после работы в супермаркет за продуктами. Однажды, подталкивая перед собой тележку с упаковкой сыра и пакетом йогурта, Марина посмотрела через стекло витрины на улицу, там на площади, словно на параде стояли припаркованные машины. Возле своей машины Марина снова увидела Ксюшу, та не смотрела на старшую сестру, не манила ее руками, а крутилась вокруг автомобиля. Пока Марина пробиралась к выходу из магазина, девушка, как и в первый раз исчезла. Только на пыльном капоте осталась блестящая надпись: «Я жду тебя, сестренка». Перепуганная женщина не решилась садиться за руль своего автомобиля, взяла такси и поклялась, что в ближайший выходной сходит к сестре на могилу.

Как назло, могила Ксении находилась в самом конце длинной, притененной кронами деревьев аллеи, Марине было не по себе, даже немного знобило. Она бы непременно позвала с собой Максима, но он был занят ремонтом машины, пришлось ехать одной, ждать до следующего выходного женщина не могла. На кладбище почти никого не было – глубокая осень, не время визитов в такое место, лишь у самого входа рабочие возились со свежей могилой – ровняли холм, ставили на место потревоженный памятник. «Поселок мертвых, - подумала женщина, - неужели после смерти придется жить в таком же. Надо приходить сюда почаще, чтобы Ксюшке не было так одиноко». Марина свернула с асфальтовой дорожки и стала пробираться между могил, огляделась по сторонам, чтобы быть уверенной в правильности направления – вдали мелькнула стройная фигурка в черном, русые волосы развивало ветром. Марина поежилась: «Мало ли кто пришел на кладбище к родным… Но где же Ксюшина могила? Вроде бы вот здесь была, наверное я перепутала тропу», - Марина стала выбираться назад, на аллею и снова наткнулась взглядом на темную фигуру вдали, теперь уже с другой стороны. Или это ей так показалось. Снова отсчитав третью могилу от поворота, Марина стала протискиваться между памятников. «Сейчас будет могила разбившегося летчика, а через одну Ксюшина», - но видимо опять женщина что-то напутала: майор улыбался с черного гранита, а скромного холмика сестры нигде не было. Марина была в отчаянии, озиралась по сторонам, искала… и вдруг наткнулась на глаза сестры – та стояла за памятниками, всего метрах в тридцати и улыбалась, ее губы что-то произносили, но Марина не слышала что… потому что далеко, или оттого что в ушах нарастал какой-то гул. Голова кружилась, женщина присела на край ограды, не сводя глаз с призрака. Ксюша продолжала что-то говорить, теперь она снова манила ее рукой и вдруг развернулась и пошла прочь. Марина хотела броситься следом, но у нее не было сил.

Призрак Мельпомены.


Она не помнила, как вернулась домой. Максим о чем-то ее расспрашивал, поил горячим вином, она что-то говорила про свои видения, про телефонный звонок, плакала, пока не заснула. Утром муж не отходил от Марины ни на шаг, он заявил, что теперь будет всегда рядом, что при нем никакой призрак не посмеет ее потревожить и что: «Пора бы куда-нибудь сходить вместе, в театр, например, сегодня замечательная премьера в Вахтанговском, я сейчас позвоню, и нам привезут билеты». Марина согласилась, она надеялась, что культурная программа пойдет ей на пользу.

Театр действительно настраивал на возвышенные мысли, в которых места для привидений не оставалось. Максим заказал лучшие билеты – самая середина седьмого ряда партера: и сцена, и весь театр, как на ладони. Закончилось первое отделение, прозвенел звонок к началу второго. Зрители занимали свои места, мимо Марины с Максимом пыталась протиснуться дамочка пышных форм, несмотря на то, что супруги стоя вдавились в опрокинутые сиденья, ей это удавалось с трудом. Марина повернула голову и увидела Ксюшу – девушка стояла на балкончике прямо над сценой: несколько осветительных приборов и она, улыбающаяся Ксюша, только почему-то в платье Кармен. Как-то странно смотрелась светловолосая девушка в испанском наряде. В глазах женщины потемнело и она потеряла сознание. Видимо, не надолго, потому что когда она открыла глаза, пышная дамочка усаживалась в кресло. Максим махал программкой, придерживая жену за талию и заботливо интересовался: «Что с тобой, тебе стало душно». «Она там, посмотри сам», - Марина пыталась повернуться в сторону балкона, но ей не удавалось, Максим сильно прижимал ее к себе: «Ну что, ты, тебе привиделось, это технический балкон, туда никто не может войти, кроме осветителей и некоторых сотрудников театра, сама убедись». Да, действительно, на том месте, где минутой раньше стояла Ксюша, возились с софитами два парня в комбинезонах. «Я хочу домой», - только и вымолвила женщина.

«Марина, меня очень беспокоит твое состояние, может быть это запоздалая реакция на Ксюшину смерть. Тебе надо показаться психиатру – я боюсь, что ты можешь лишиться рассудка». «Да, конечно», - женщина понимала, что ее муж прав, надо плюнуть на все важные дела и заняться собой, а то действительно можно попасть в психушку.

Поиграем в снежки.


Врач, как и все последователи Терпсихоры разговаривала тихим, вкрадчивым голосом, терпеливо выслушала длинный рассказ Марины, задала несколько вопросов, назначила кучу таблеток. А в конце разговора посоветовала: «Сходите вы в церковь, иногда это помогает». По дороге домой Марина так и сделала: зашла в храм, заказала поминальную службу для сестры, постояла перед иконой и мысленно попросила избавить ее от этой напасти. Домой она возвращалась и вправду более спокойной, умиротворенной. Выпила прописанное лекарство и, чтобы не заснуть, занялась уборкой: вымыла полочки в ванной, навела порядок в своей косметике, а то тюбики с кремом и помада валялись вперемешку со стикерами и скрепками. Марина переместилась в гостиную – стерла пыль с телевизора, прошлась тряпкой по полочкам с книгами, подошла поправить гардины – две недели подряд беглым взглядом она натыкалась на развязавшийся бант, и только сейчас нашла время подойти и завязать его. Расправила тюль – за окном падал первый снег. «Как рано наступила зима, еще вчера детишки возились в песочнице, «пекли» свои куличи, а вот уже пора снежную бабу валять – вон сколько снега насыпало!» Двор и правда оделся в белое, от края до края весь белый и лишь одно яркое пятно на качелях – красная куртка с рыжими подпалинами. Марина отодвинула тюль, ей очень хотелось увидеть Ксюшу снова, может быть она пришла сказать спасибо за внимание к ней… Зазвонил телефон. Марина схватила трубку: «Это снова я, сестренка, ты опять пытаешься от меня откупиться? Но у тебя ничего не получится – ты же не смогла найти мою могилу. И в церковь ты зря ходила – ты это делала, чтобы успокоить свою душу, а не мою. Не получится, - голос в трубке срывался на крик, - Я пришла за тобой и без тебя в мир иной не уйду. Я никуда не спешу, у меня вечность, а у тебя время заканчивается». В трубке послышались отрывистые гудки. Марина подскочила к окну, Ксюша так и сидела на качелях, тихо раскачиваясь, она катала в руках комок снега и вдруг бросила его в сторону Марины и засмеялась, она смеялась, размахивала руками, словно приглашая сестру поиграть в снежки. «Подожди, - Марина стала одеваться, она боялась отойти от окна, боялась, что Ксюша снова исчезнет, - я сейчас, ты только не уходи». Марина метнулась к двери, но остановилась на пороге: «Нет, нельзя ее упускать из вида, а то она опять убежит. Ксюша, я сейчас! Так будет быстрее…» Женщина рванула к окну, распахнула створку и ринулась вперед…

Мужской поступок


Она умерла сразу – восьмой этаж не оставлял ей никаких шансов, приехавшая «скорая» лишь зафиксировала смерть. Самоубийство. «И чего не живется молодым, богатым, - лейтенант уже готовился закрыть дело, но вдруг в его памяти всплыла безумная гражданка, которая жаловалась на угрозы своей мертвой сестры, - А ведь это она! Что-то здесь не все гладко, рано еще закрывать дело»

Раскрыть дело не составило труда. Максим не ожидал подобного исхода, он думал, что у жены произойдет нервный срыв, помутится сознание, что ее поместят в психиатрическую клинику и будут долго лечить. А потом признают недееспособной. Тогда все ее имущество достанется опекуну, то есть мужу. Именно такой сценарий рисовала ему Ася. Смерть жены потрясла Максима, он стал путаться в показаниях и в конце концов рассказал все. Как его любовница, талантливая театральная гримерша переодевалась в покойную Ксюшу, делала грим, надевала парик и являлась Марине. Как ее подруга, студентка театрального училища, потрясающе имитирующая голоса звезд эстрады, согласилась за деньги звонить его жене. Как он сам показал девушкам видеокассету с Ксенией, а потом следил за женой и координировал действия подельницы, как пытался убедить Марину, что ей все кажется и что у нее не в порядке с головой. Он давал показания и плакал. Плакал потому, что первый раз в жизни решился на серьезное дело и не сумел довести его до конца, что он теперь уж точно никогда не станет руководителем фирмы и мужем очаровательной блондинки, готовой ради него на все. Что он и в самом деле – не способен на мужской поступок.

Катерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА
сентябрь 2004 года


К теме:
УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ, Статья 110. Доведение до самоубийства
Статья 110. Доведение до самоубийства


Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до пяти лет.
Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (12.01.2009)
Просмотров: 429 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz