Понедельник, 23.10.2017, 05:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

Глаза цвета мокко.
«Потерять голову от любви», «Без памяти влюблен», «Не помнит себя от страсти» - эти выражения популярны в литературе. Да и само чувство безумной страсти, головокружения и отрыва от реальности знакомо многим. Вот только иногда красивые фразы могут прозвучать буквально.

Жизнь удалась


«Ну вот, мое первое рабочее место, - Диана включила компьютер и, первым делом, сменила стандартную Виндовую заставку на эффектную картину Валеджо в стиле фэнтези, она не любила банальностей, а работы известного художника приобщали ее к тайнам сверхъестественного - какая современная девушка откажется прокатиться на метле, сражая всех подряд мужчин пламенем испепеляющего взгляда. – Ничего особенного, но для начала сойдет», - вчерашняя выпускница финансового вуза, как и большинство ее сверстниц, мечтала покорить мир, а для начала хотя бы гармонично влиться в коллектив. Для этой малой задачи у нее было все: обаяние, красивая внешность, необходимый набор знаний, наблюдательность и интеллект. И еще кое-что, доставшееся по наследству от бабушки, знания, которые она не собиралась растрачивать понапрасну, а берегла для особого случая.

Появление новенькой на должности менеджера заметили все сотрудники фирмы – женщины отметили красоту конкурентки с завистью, мужчины с интересом, а кое-кто и с предвкушением предстоящего флирта. Однако, темноволосая красавица вела себя с мужчинами подчеркнуто строго, всячески давая им понять, что к флирту на работе не расположена.

Вадим, или Вадим Сергеевич, как его называли подчиненные, руководил фирмой уже шестой год, точнее, он был хозяином коммерческой компании по продаже оргтехники – его детища, его гордости, поднятого с нуля: с производства и продажи пиратских компакт-дисков, с торговли играми-тетрисами и музыкальными брелками, с закупки первой партии компьютеров и организации игрового зала. Все это выросло в крепкий бизнес с хорошим оборотом, с налаженными связями и многообещающими перспективами. Вадим считал свою жизнь удавшейся – в 33 года он имел немало: свой бизнес, хороших друзей, красивую жену. Правда, детей у них пока не было, но куда спешить – впереди целая жизнь. А пока, независимость от пеленок и молочных смесей его даже радовала – свободное время Вадим мог использовать себе в удовольствие: вечера он проводил с друзьями в модных клубах, или занимался спортом – тренажерный зал и бассейн прибавляли ему самоуверенности, снимали эмоциональную усталость и помогали всегда быть в отличной физической форме. Он нравился женщинам, но пользовался этим редко - зачем, если дома любимая жена.

Упал в вишневый омут


С новой сотрудницей он столкнулся случайно – возле лифта. Обычно он приезжал на работу пораньше, но в этот день интуиция подвела – он не сумел обмануть городские пробки. «А вы, наверное, новый менеджер, я подписывал ваше заявление…», - мужчина пропустил сотрудницу вперед и нажал кнопку третьего этажа. «Меня зовут Диана», - представилась девушка, заметив, что шеф пытается вспомнить ее имя. «Я помню, - соврал Вадим, и, неожиданно для себя провалившись в вишневый омут ее глаз, оробел, словно юнец, - я собирался познакомиться с вами поближе, разъяснить участок работы, подойдите ко мне через час… с документацией». Лифт вздрогнул и остановился, открывая совершенно растерявшемуся шефу путь к эвакуации.

Через час Дина сидела в кабинете Вадима, предложенный чай и конфеты стояли нетронутыми, казалось, девушку интересует только ее работа. Вадим не сводил с нее взгляда и понимал, что безнадежно тонет, что ее глаза, эти два водоворота цвета мокко затягивают его все глубже и глубже, и нет смысла барахтаться и сопротивляться, да и не хочется вовсе, потому что там, на дне этого кофейного озера ждет его неземное блаженство…

Он очнулся не сразу, секретарь даже подошла и тронула его за плечо, протягивая на подпись стопку договоров. В голове был полный кавардак, впервые за годы ведения бизнеса Вадим никак не мог вчитаться в документы, смысл привычных фраз не доходил до его сознания. «Что же это со мной? - подумал мужчина, - Ну как же хороша, просто роковая красавица! Очнись, - пресекая свои же мысли, попытался вернуться на землю Вадим, - у тебя жена, да и романы с подчиненными не соответствуют твоим принципам». Однако, рабочий день был безнадежно потерян. Только вечером, качая железо в тренажерном зале, Вадим вернул себе привычную ясность мыли и самоконтроль.
Дни полетели, словно в хороводе: утром он мчался на работу, предвкушая встречу с Дианой. Нет, он не собирался заводить с ней роман, ему просто хотелось ее видеть, находиться рядом, и от этой близости испытывать невероятный эмоциональный подъем – давно забытое детское чувство, когда он, Вадик по полчаса причесывался в школьном туалете, прежде чем войти в класс, потому что там, на второй парте у окна сидела самая лучшая девочка на свете, к которой он никак не решался подойти. Вадим улыбнулся своим воспоминаниям, ему, взрослому, опытному мужчине было странно вновь испытать эту благоговейную робость перед женщиной, восторг и страх разрушить это чудо. Давным-давно он привык к упрощенным отношениям: если понравилась женщина, она должна стать любовницей, как быстро это произойдет, и как долго продлится - зависело только от его желания. По отношению к Диане он такой мысли даже не допускал.

Вадим лишь иногда, приезжая на работу пораньше, оставлял на ее столе букет цветов. Диана делала вид, что не понимает, кто этот тайный воздыхатель, на вопросы женщин-коллег загадочно улыбалась и давала всем понять, что страшно заинтригована и теряется в догадках, кто бы это мог быть. На самом деле она догадывалась, что цветы от шефа - она замечала все: как вспыхивают его глаза при встрече, как внимательно он стал относиться к ее, не самому важному участку, видела, что он стоит у окна и смотрит в след, когда заканчивается рабочий день и девушка уходит домой. Ей было интересно, когда же он начнет действовать: «Пожалуй, стоит ему помочь», - подумала Диана и в этот же вечер задержалась на работе. В комнате стало тихо, где-то вдали еще были слышны голоса, но их отдел продаж заканчивал работу вовремя, как по звонку. Диана запустила программу для обработки данных за квартал – как минимум полчаса она могла создавать видимость работы.

Она не слышала, как открылась дверь, она это почувствовала, Диана не ошиблась: шеф не разглядел ее в окно и вот теперь стоит за спиной: «Ой, я не видела, как вы вошли», - девушка сделала вид, что испугалась. «Я, наверное, поручил вам слишком много работы – вы не укладываетесь в рабочий день» «Ну что вы, я просто не подумала, что эта программа так долго считает. А вот и результат. Я потеряла всего полчаса, зато завтра все данные будут у вас на столе уже с утра, - Диана отправила документ на печать, - или прямо сейчас, если вы подождете две минуты», - девушка полоснула шефа своим пожароопасным взглядом. «У меня другое предложение, - Вадим с трудом преодолевал странное ватное состояние, охватившее его, но сумел закончить фразу, - Я пойду, закрою кабинет и через две минуты вернусь за документами… Вы не будете возражать, если я вас подвезу?» «Конечно, не буду, Вадим Сергеевич», - девушка окатила шефа очередной волной обжигающего взгляда.

Такова моя воля


В этот вечер Вадим вернулся домой рано, Света, его жена уже и не помнила, когда муж так рано приходил с работы. Воспользовавшись случаем, она тут же организовала импровизированный романтический вечер: с морепродуктами и вином, со вечами и классической музыкой. Вадим всегда с удовольствием включался в любовную игру, бесконечно занятый бизнесом, он любил со вкусом отдохнуть. Такие вечера оживляли их брак, возвращали ему чувственную глубину. Странно, но на этот раз Вадим на хлопоты жены отреагировал без энтузиазма и, сославшись на усталость и плохое самочувствие, сразу пошел спать – ему очень хотелось поскорее остаться наедине со своими воспоминаниями и мечтами, он хотел еще раз «прожить» короткую поездку с Диной на авто. Впервые он почувствовал себя рядом с девушкой легко. Они поговорили о работе, Вадим похвалился перспективами бизнеса, расспросил девушку о ней, узнал, что Дина живет с родителями, но не очень то с ними ладит и мечтает о самостоятельности. На прощание он хотел поцеловать девушку, но, наткнувшись на ее взгляд, снова оробел, и лишь коснулся губами кончиков ее пальцев. Теперь, погружаясь в сон, он видел дивные карие глаза красавицы, огромные и глубокие, как лесные озера, такие же темные и холодные, предупреждающие: не торопись, я не такая…

Зрачки стали шире, теперь кофейная окаемка была почти не видна, словно разлились черные нефтяные озера, поглотив берега. Где-то в центре озер разгоралось пламя – в глазах отражался огонек свечи. Голубоватый дым скрывал силуэты комнаты, он дурманил сознание и открывал дверь в параллельный мир, мир иллюзий и духов, мир, в который каждый рано или поздно войдет, но из которого лишь некоторым дано вернуться назад. Странные слова зазвучали в этом мире – то ли призыв, то ли заклинание… Свеча затрещала, капелька воска почернела и стекла вниз, застыв в причудливой форме. Отрывистым эхом прозвучал женский голос: «… Такова моя воля, да будет так!». Свеча вспыхнула ярче и погасла, но свет остался, теперь его источником был фиолетовый кристалл, лиловый свет казался зловещим, полыхнув красным в озерах глаз, он стал затухать, пока не погас вовсе – весь мир погрузился в ночь.

Вадим вздрогнул и проснулся – спросонья ему показалось, что комната наполнена каким-то синим терпким дымом, голова кружилась. Он прошел на кухню, попил воды и закурил сигарету, сон отступил, головокружение тоже: «Ничем не пахнет, почудилось, наверное… какой странный сон». Все, что он помнил – это глаза, но глаза странного лилового цвета. «Чушь какая-то, просто я заснул, думая о Дине, о ее необыкновенных, красивых глазах, вот и получил во сне чудо-глазки», - мужчина затушил сигарету, спать не хотелось совсем, но и заняться в такое время было нечем. Подумав, Вадим решил вернуться в постель и, как в далекой юности отдаться романтическим мечтам.

Проделки кристалла


Прошло чуть больше месяца, то, что Вадиму казалось несбыточной мечтой приобретало вполне реальные очертания. Кажется, ледяная красавица оттаивает и начинает отвечать на его аккуратные ухаживания – она с благодарностью принимает от него забавные сувениры и небольшие подарки, охотно задерживается после работы, чтобы уехать вместе с ним, да и ее взгляд уже не кажется таким колючим, скорее мягким – бархатным. Несколько раз она приняла приглашение шефа поужинать в ресторане. Единственное, Дина оставалась такой же недотрогой, как и прежде: «Не спеши, когда настанет время, ты получишь все сразу, а пока… - девушка разжала пальцы, на ладони лежал округлый камень нежно сиреневого цвета, казалось, он слегка светился, а может быть, это ночные фонари отбрасывали на него свой искусственный свет, - Это аметист, мой камень, покровитель имени Дина, он меняет цвет в зависимости от настроения. Сейчас он почти розовый, потому что мне радостно. Если его владельцу станет грустно – он потемнеет, превратится в лиловый, и даже в фиолетовый. Возьми его себе, я хочу быть все время рядом с тобой».

Вадим просто сходил с ума. Теперь два черных омута глаз снились ему каждую ночь, они вспыхивали огнем и растворялись в огромном костре, языки пламени устраивали неистовый хоровод, который вдруг превращался в цыганскую пляску – пестрые юбки кружили, закрывая горизонт, небо и все вокруг – праздник безумцев. Вдруг все исчезало – оставались одни глаза, ее глаза. Вадим просыпался и видел, как амулет любимой слабо светился лиловым в темноте. Он страшно устал, но понимал, что любовная лихорадка закончится только, когда произойдет близость с Диной, что это обычное состояние самца, который идет на запах самки.

Все бы ничего, но в последнее время Света стала доставать его ревностью. Странно, он считал, что ей вообще не знакомо это чувство. Вадим никогда не был примерным мужем, но жену любил и старался огораживать от неприятных эмоций. Он сумел ее убедить, что ночные мероприятия обходятся без девочек, что в его кругу уже не модно иметь любовниц, и что штанга дает гораздо большее удовлетворение, чем уличная проститутка. Конечно, иногда Вадим расслаблялся с женщинами, но делал это нечасто. Жена об этих связях не догадывалась, а если и чувствовала что-то, то просто не придавала значения. Теперь же Света все чаще устраивала самые настоящие скандалы, флегматичная по природе, она впадала в страшные истерики, набрасываясь на мужа с кулаками, старалась расцарапать и покусать его. Вадим пару раз пытался с ней поговорить, но та все меньше походила на разумную, рассудительную девушку, на которой он женился. Призывы обратиться к врачу тоже были встречены враждебно. В конце концов, Вадим решил, что жена прознала о его увлечении и пытается защитить брак, разыгрывая своеобразные театрализованные представления. Он махнул рукой на ее выходки – само пройдет.

В эту ночь ему опять снились цыганские пляски, огонь костра отразился в кинжале, который выхватила одна девушка, ее лицо скрывала копна густых черных волос. Девушка вскинула голову вверх и вдруг… превратилась в старуху, которая злобно захохотала и взмахнула ножом…

Одержимая


Вадим проснулся от страха, но сон продолжался наяву – над ним, нацелив ему в грудь нож, стояла растрепанная старуха… Да нет же, это Света – гримаса безумия так исказила ее лицо, что мужчина не сразу узнал в этом монстре свою жену. Вадим едва успел схватить женщину за руку, отведя в сторону острый клинок, женщина закричала, все еще пытаясь нанести смертельный удар, она содрогалась и рычала, стараясь, словно дикий зверь настигнуть врага. Сильный, натренированный мужчина с трудом ее сдерживал, навалившись на нее всем своим весом, он набирал номер телефона скорой помощи. И даже спустя пятнадцать минут, когда два крепких санитара выносили женщину из квартиры, она все продолжала рычать и кусаться. Странное помешательство жены, похожее на одержимость совершенно выбило Вадима из колеи. Двое суток, проведенные в психиатрической лечебнице, консультации лучших врачей не давали ему объяснения: что же все-таки случилось со Светой, казалось, что душа жены вылетела прогуляться, а в это время ее место заняла какая-то чуждая сущность, превратившая молодую женщину в дикое, агрессивное животное.

Вадим понимал, что если он не вернется к привычной жизни, к повседневным заботам, ему самому понадобится помощь психолога. К тому же, его со страшной силой тянуло к Дине. Уже два дня ему вообще не снились сны, и он соскучился по кофейным глазам девушки. К тому же, подаренный Диной кристалл буквально прожигал его внутренний карман, заставляя сердце биться чаще. Он торопился на работу, летел, не замечая светофоров … Кажется, он даже не успел нажать на тормоз, или нажал, но было уже поздно – тяжелый грузовик лежал заваленный поперек дороги, а он сам был заблокирован в груде покореженного металла, которая еще минуту назад называлась Тайотой, крепкий джип смяло как консервную банку, но Вадим был в сознании, да и боли вроде бы не чувствовал. «Странно, может быть я уже умер?» - подумал мужчина и тут же услышал вой скорой помощи, потом голоса, противный металлический скрежет – его машину пилили на части.

То, что он остался жив, спасателям показалось чудом, а уж тем более, что он совсем не пострадал: «Мужик, скажи спасибо своему Ангелу-хранителю», - голос медика до сих пор звучал у Вадима в голове. Конечно, ему стоило отоспаться и прийти в себя, но лежать дома одному было невыносимо. Словно услышав его мысли, кто-то позвонил в дверь. В любой другой момент, мужчина вряд ли бы покинул постель, чтобы впустить незваного визитера, но сейчас, он бросился открывать дверь кому угодно – лишь бы оборвать это мучительное одиночество… И замер на пороге – бледный, растрепанный, босой, - на него смотрели любимые глаза, мутновато-тягучие, как кофейный ликер… Он покачнулся, захмелев, и привалился к дверному косяку. «Я же обещала, что приду сама, - Дина провела рукой по щетинистой щеке Вадима, коснулась его губ, - поцелуй меня…».

Из цыганского рода


«Когда настанет срок, ты получишь все сразу», - шептала ночь, когда Вадим засыпал в объятиях Дины, уставший от любви, но наконец-то сбросивший с себя все проблемы и страдания последних дней. Он спал крепко и безмятежно, как спят нагулявшиеся до обморока дети. Он видел сон, но этот сон, он не вспомнит, проснувшись.

Дина тихо выскользнула из постели, вышла из спальни. Теперь от ее умения, от ее наследственного таланта зависит ее будущее. До сего момента у Дины все получалось, получится ли последний, самый важный этап ее плана: «Пора вспомнить все, чему учила меня бабушка. Бабушка-бабуля, помоги своей любимице», - Дина зажгла черную свечу…

Дина хорошо помнила свою бабушку, старая цыганка учила девочку своим премудростям, коротая вечера, пока мама и папа зарабатывали деньги. Ее мать из цыганского рода, а отец простой русский парень, оттого и родилась девочка бело кожей, как луна, с темно каштановыми волосами, но унаследовала от матери глаза цвета мокко и цыганскую независимость. Бабушка не могла нарадоваться на внучку, та схватывала науку ворожбы налету, обретала силу магическую просто на глазах. Цыганская магия – смесь черной и белой, она и от хвори вылечит, и соперницу изведет, и мужчину заставит подчиняться беспрекословно. Подрастая, Диана осознавала возможности, которые достались ей с кровью и бесценность знаний, которые передает бабуля. Но бабушка умерла, едва Диане исполнилось шестнадцать, но успела передать девочке силу. А еще оставила кованую шкатулку, полную старинных амулетов, камней, кристаллов, множества других предметов, значения которых девочка сначала не понимала. Еще в шкатулке был древний кинжал с черной костяной ручкой и рукописная книга, изучив которую, Дина разгадала тайну всех вещей, хранившихся в шкатулке. Тогда то девушка поняла, что может стать по-настоящему свободной: независимой от денег, от людей, от правил и даже от закона. Богатство может дать ей эту свободу: свободу выбирать, где и с кем жить, чем заниматься, кого любить. Свободу, которой ей так не хватало с детства. Уже завтра она сможет обрести эту свободу, конечно не безграничную, но это первый шаг – он самый важный. К сегодняшней ночи Дина готовилась с той самой первой встречи с Вадимом, тогда на пороге лифта она вложила в свой взгляд всю свою силу и страсть. Выстрел был метким, в самое сердце. Приворожить мужчину было нетрудно – заряженный камень доделал за нее всю работу. Труднее было свести с ума его жену – она могла помешать. Но и с этим Дина справилась. Авария окончательно сломила волю Вадима, теперь ему можно внушить все, что угодно, из сильного, самоуверенного мужчины, он превратился в безвольное существо, готовое подчиняться.

Номер счета, который девушка открыла в одном из иностранных банков, она помнила наизусть, осталось только вложить этот номер в голову шефа – настало время опустошить счета фирмы, за последний месяц доход был очень неплохим, ей бы этих денег хватило надолго. Дина знала, что Вадим никому не доверяет финансовые операции, даже главбух не знает всех кодов и паролей, все финансовые сделки проводит он самолично с компьютера, который стоит в его кабинете. Он один имеет к нему доступ, он один хозяин фирмы и всех денег. Дина подожгла благовония – сизый дым окружил ее плотным облаком, девушка направилась в спальню: «Только бы не проснулся».

Вадим спал, ему снова снился сон, опять костер и цыгане. Они больше не плясали, предоставив эту забаву языкам пламени, а те медленно двигались, рисуя в черном небе разные знаки, буквы, цифры. Цифры складывались в ряд, снова рассыпались искрами – как угли в цыганском костре. Странно, эта мысль прозвучала вслух, точнее ее окончание: «… как в цыганском костре». Но Вадиму ничего не казалось странным, он спал и больше не видел снов.

Роковая бездна


Утро встретило его запахом кофе и солнечными зайчиками в окно, ранняя осень баловала хорошей погодой. Вадим чувствовал себя неважно, но гораздо лучше, чем накануне. В спальню вошла Дина с подносом в руках, ароматное облачко кофейного пара заслонило ее шоколадный взгляд. «Знаешь, а ты похожа на цыганку», - Вадим улыбнулся, припомнив сны последнего месяца. Девушка засмеялась: «Хочешь, я предскажу тебе будущее?», - она присела на краешек кровати, стараясь не расплескать горячий напиток, - Выпей до дна, не отрываясь, а я прочитаю, что написано на дне». «Ты умеешь?» «Конечно, разве ты не знаешь, что все женщины ворожеи», - Дина полоснула мужчину взглядом, способным остановить сердцебиение и не отводила глаз, пока тот, обжигаясь пил кофе. «Вот моя судьба, читай», - Вадим едва перевел дыхание. На дне белой фарфоровой чашки отчетливо выделялась голова совы, а над ней кружился ворох мух, черный крест завершал зловещую композицию… «Финансовый крах, куча неприятностей и большая беда – должно все получиться, - подумала Диана, а в слух сказала – Видишь крест – это твоя судьба, эти мошки к деньгам и мудрая сова в центре событий. Как ты думаешь, может быть это я?».

На работе Вадим по-прежнему чувствовал себя неважно: кружилась голова, поташнивало. Он старался не поддаваться своему состоянию – ведь теперь все наладится, все будет хорошо, рядом с Диной он просто не имеет права расслабляться. Вадим подошел к окну – на улице кружились листья, ранняя осень одела деревья в золото, кроны деревьев словно охвачены огнем – ему захотелось увидеть Дину и, вот чудо – она вошла в кабинет и встала рядом: «Как незаметно пожелтели листья, - девушка опустила голову Вадиму на плечо, - кажется, еще вчера было лето, а сегодня все полыхает огнем, как цыганский костер…».

Мужчина вздрогнул…в голове застучало: «Как цыганский костер…», - Вадим повторил: «Как цыганский костер…. Ты иди, мне нужно поработать… иди сейчас».

Утро было пасмурным, или вечер? Нет, все-таки утро… Вадим с трудом оторвал голову от подушки: «Где же Дина, мы ведь засыпали вместе, она пришла ко мне вчера… нет, это было не вчера… я помню утро и кофе… мы вместе ехали на работу. Больше ничего не помню: как закончился день, как я вернулся домой. Ничего не помню – почему, что со мной? Да, все-таки надо отдохнуть, может рвануть с Диной куда-нибудь на курорт на недельку? Это было бы здорово». Вадим потихоньку пришел в себя, но так и не вспомнил остаток вчерашнего дня, решил: «Ничего страшного, на месте разберусь, главное поскорее увидеться с Диной».

Странно, но на работе любимой не оказалось. «Как странно, она никогда не опаздывала». Вадим подошел к ее столу, увидел конверт: «Вадиму Сергеевичу» . Ровные строчки заговорили ее голосом: «Извини, я вчера была не права. Ты и правда мне ничего не обещал, это я придумала, что ты меня любишь. Я уже выбрала подвенечное платье, я решила, что мы будем вместе, а ты… У тебя другая жизнь, у тебя обязательства перед женой и роман с подчиненной тебя компрометирует. Я не виню тебя, спасибо тебе за те дни, что мы были вместе. Не ищи меня. Я тебя уже простила, прости и ты меня». Вадим побледнел: «Что же вчера произошло, чего я натворил – почему я ничего не помню?» «Нет, вы не ругались, вы уехали вместе»
- секретарь пожала плечами. Мобильный Дины который раз монотонно отвечал: «Абонент временно не доступен…». «Как же так, как мне разыскать ее, я даже не знаю, где она живет, Дина все время говорила, что не ладит с родителями, поэтому даже провожать ее не разрешала». В груди больно жгло, Вадим сунул руку во внутренний карман и вытащил амулет – темно-фиолетовый камень весь покрылся трещинами и… буквально на глазах рассыпался в крошку. В ушах запульсировало, гулкие удары сливались в сплошной гул… Вадим не слышал, что ему говорил главный бухгалтер, он даже не заметил, как тот вошел. «Почему врываетесь без доклада?», - впервые мужчина сорвался на подчиненного. «Вы же сами позволили войти, - бухгалтер растерялся, - я ничего не могу понять, но, кажется, счета фирмы пусты…» «Что?!!» «Везде нули… я подумал, может быть, вы в курсе?»

Уже неделю на фирме работала финансовая проверка, милиция тоже вела свое следствие, но следов не было никаких – камеры наблюдения не показали никого постороннего, в кабинет Вадима Сергеевича никто в его отсутствие не входил, посторонние отпечатки пальцев на клавиатуре его компьютера не обнаружены. Финансовая проверка показала, что деньги переведены в свободную экономическую зону, и разыскать их практически невозможно, операция произведена с компьютера шефа – все пароли целы, все следы финансовых проводок удалены. По всему получается, что сам шеф обчистил счета своей фирмы. Но зачем? Вадим не понимал, как это могло произойти, в каком состоянии он мог такое совершить. «Ну, уж точно не в здравом уме. Такое только под гипнозом можно сделать…цыгане… Почему мне все время снились цыгане? А ведь Дина и вправду похожа на цыганку. Не может быть».

На этот сеанс гипноза Вадим надеялся, как на последний шанс – если выяснится, что он перевел деньги под гипнозом, он хотя бы оправдается перед подчиненными, а если удастся вспомнить номер счета, то можно будет и деньги вернуть. Монотонный голос гипнолога погружал его в сон, сон, в котором снова плясали цыгане, в котором горел костер… Вадим видел, как он сидит за компьютером, видел, как вводит пароль, видел, как на дисплее мелькают столбцы цифр – суммы, которые уходят с его счетов… Но когда он попытался сосредоточиться на графе «получатель» возникли глаза – большие и черные, как бездна, бездна поглотившая все его благополучие, все успехи, полученные к роковому 33-х летию.

Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева
апрель 2005 года
Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (12.01.2009)
Просмотров: 1363 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz