Понедельник, 20.11.2017, 03:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

Фаберже от Юдашкина.

- Сегодня вы - заслуженный деятель искусств РФ, действительный член академии социальных наук, почетный академик академии российской академии художеств, член корреспондент Парижского и Итальянского синдиката высокой моды, член совета по культуре и искусству. Но ведь с чего-то все это начиналось. Как получилось, что вы выбрали эту профессию?

- Как ни странно, работать в области моды я даже не помышлял, мне это было абсолютно неинтересно, правда, с детства я увлекался рисованием. В семье же у нас считалось, что рисование - это не профессия для мужчины, популярны были Бауманский и Плехановский институты, художник - звучало как-то несерьезно. Но, тем не менее, меня ничто так не влекло, как рисунок, еще в школе я начал рисовать свои первые «модели» и воплощать их в жизнь - делал выкройки, шил из всего, что попадалось под руку - для себя и для друзей. Когда я все-таки окончательно решил посвятить себя этой профессии, мои родители прореагировали на это довольно спокойно, за что им большое спасибо, они никогда не навязывали мне свои взгляды на жизнь, давали возможность самому выбирать. В 1981 году я поступил в Московский индустриальный техникум на факультет моделирования. Представляете, в какой малинник я попал, у нас на курсе «Дизайн моды» учились одни девчонки... Преддипломную практику проходил в Московском Доме моды, а в 1986 году защитил дипломные работы по темам «Исторический костюм» и «Макияж и декоративная косметика» и получил «красный» диплом. Помимо рисунка, я серьезно занимался историей искусства, даже преподавал ее некоторое время, а когда стали приглашать делать что-то для театра и кино, то воспринимал это как хобби. Наверное, когда относишься к профессии легко, то и жить интереснее, потому что ты вроде как все время в поиске, еще не определился, пробуешь разные вещи. Ты молод, и у тебя все впереди. Свою первую коллекцию я показал уже через год – на сцене дома культуры издательства «Правда».

- Расскажите, что это за знаменитое платье, которое хранится в Лувре?

- Два платья… В 1989 году я создал собственную фирму. И к 91 году смог подготовить коллекцию для показа на Неделе Высокой моды в Париже. Коллекция называлась «Фаберже», платья были выполнены в стиле знаменитых яиц Фаберже. Без ложной скромности признаюсь, что эта коллекция произвела огромное впечатление на искушенную французскую публику и признанных законодателей в мире моды - Пьера Кардена и Пако Рабанна. После того, как платья из «Фаберже» объехали полмира, два из них приобрел Музей костюма Лувра, еще несколько моделей - Калифорнийский музей моды.

 - Нам известно, что в 1996 году Дом моды «Валентин Юдашкин» получил статус члена-корреспондента в Синдикате Высокой моды Франции. Впервые в истории моды творец из России был принят в эту престижную организацию, встав в один ряд с такими дизайнерами, как Джанни Версаче и Валентино. И все эти годы, начиная с премьеры в 1991 году, вы представляете свои коллекции в Париже на Неделе Высокой моды – и каждая посвящена определенной теме, носит оригинальное название. Скажите, почему в ваших коллекциях присутствует так много от русского костюма?

-  Мне интересны сюжеты русской истории, национальной культуры, выдающиеся исторические личности. Совершенно великолепна наша русская живопись, архитектура, литература, балет. Ко всему этому богатству нашей страны я и хочу привлечь внимание. Поэтому использую в одежде исконно русские способы украшения: вышивка бисером, пайетками, стразами, золотой нитью. Создание одежды «от кутюр» - это своеобразная лаборатория моды, постоянный поиск идей.

 

Хорошо одеваться на разные деньги.

 

- Вас больше знают, как мастера высокой моды, но некоторое время назад в эфире телеканала «Домашний» вы поведали женщинам, что теперь одежду от Валентина Юдашкина может себе позволить и средний класс. Вы стали выпускать недорогую одежду «для всех»? Почему?

-  Во-первых, это бизнес: простую одежду может носить больше людей, ведь уникальные вещи мало кому доступны. К тому же, изготавливая продукцию эконом класса, мы даем возможность покупать одежду, приближенную к классу люкс людям среднего достатка, а главное – молодежи. А это, в свою очередь, воспитание вкуса.

- Но, тем не менее, и эта одежда довольно дорогая.

- Это экономический фактор, от него не уйти. В последнее десятилетие уровень жизни в России вырос: появились хорошие машины, горожане сменили маленькие квартиры на большие, многие переезжают за город. И одеваться люди тоже хотят лучше, они уже могут себе позволить выбирать марки, качество материала. Естественно, что хорошие материалы, стоят дорого,  да и само производство стало дороже, поэтому и вещи возросли в цене. 

- Стали менее доступными для простых людей, тех, кто не меняет квартиры на бОльшие.

- Я много езжу, и не только по Европе, но и по нашей стране, и хорошо представляю, как идет жизнь к Краснодаре, Вологде и других, нецентральных городах и районах. Женщины одеваются на разные деньги и на разные возможности. Если подойти к этому вопросу творчески, со вкусом, можно найти красивые вещи не только Французского, но даже Китайского производства.

- Возвращаясь все-таки к вашей одежде - наверное, это здорово одеваться от известного модельера, если ты молоденькая и стройная. А как быть тем, кто, мягко говоря, не соответствует стандартам подиума?

- Ну что вы! В моде нет понятия – молодежная или не молодежная, она лишь диктует общее направление и цветовую гамму. Все зависит от самой женщины: как она воспринимает свой возраст. Если она занимается спортом, следит за собой, то и выглядит потрясающе. Ей не надо заранее делать из себя бабушку, одеваться во все темное и бесформенное - даже если ее объемы отличаются от пресловутых 90-60-90. К тому же, у нас есть одежда любых размеров, мы одеваем не только худеньких, мы думаем обо всех женщинах, и все размеры, которые пользуются спросом, у нас есть. Женскую одежду мы шьем до 52-го размера, а мужскую до 62-го. Другое дело, что торговля не всегда оказывается готова к такой большой сетке размеров, поэтому многие женщины оказываются вне моды. Кстати, во Франции и в Италии в модных показах участвуют полные женщины тоже. Так что единственным критерием выбора одежды остается один – надевайте то, в чем чувствуете себя комфортно.

- На отдыхе, на торжественном приеме и на работе принято одеваться по-разному. За рубежом понятие Dress code для офисных сотрудников является чуть ли не Библией внешнего вида. У нас не такие строгие требования к офисной форме, но все же, как правильно одеваться на работу?

- Сейчас изменилась сама работа. Люди очень много работают за компьютерами, им уже не обязательно находиться в офисе в костюме и галстуке, можно проще - в свитере и джинсах. У нас изменилось отношение к вечерним туалетам и галстукам. Люди без галстуков чувствуют себя более комфортно. Люди стали более мобильны, и после работы ходят в гости, в клубы. Поэтому я бы посоветовал иметь большую сумку, в которой легко поместится маленький вечерний топ, или коктейльная юбка – днем можно выглядеть деловой женщиной и ходить в строгом костюме, а вечером преобразоваться в обворожительную леди.

- Как по-вашему, российские женщины похорошели за последнее десятилетие?
- Конечно! Наши женщины всегда держались на высоком уровне. Почему-то считается, что у нас женщины менее ухоженные, чем на Западе. Это «легенда» из той же оперы, что и то, что у нас вечная зима и по улицам медведи ходят. Россиянки всегда, даже в сложное время маленьких зарплат, изыскивали возможность красиво одеваться, сами шили и вязали, находили модную помаду, духи. Этот факт сейчас как-то забылся. Я уверен, что некрасивых женщин нет. Надо к себе относиться критично, искать что-то новое в себе, в образе. И тогда вы будете долгие годы оставаться молодой. Бороться с самой собой нужно. Если бы не было этой борьбы, то не менялась бы и мода, женщины не делали бы себе причесок, не меняли бы туфли. Не зря мы выпускаем новые коллекции каждые полгода. Но мы же хотим продлить молодость не только внешнюю. Наверно, самая основная задача, чтобы женщина чувствовала себя комфортно в самых модных вещах. Надо настраивать себя так, чтоб глаза всегда горели.

 

Средь множества красавиц – жена одна.

 

- Можете обозначить образ женщины, для которой вы творите?

- Этот образ собирательный, если бы я имел ввиду одну женщину, то на моих показах была бы одна единственная зрительница. Когда я создаю платья, мне не важно, наденут ли их завтра, а важно, чтобы за полтора-два часа показа у женщин создалось общее впечатление от коллекции. Возможно, кому-то западет в душу всего одна деталь, или силуэт – значит, я не зря работал. Потому, что мода – это игра, а не диктатор, и чем больше женщин вовлечено в эту игру, тем она интереснее. Каждая женщина прекрасна. Но главное ценить в ней не тело, а ум. Молодость и красота - вещи, увы, преходящие, остаются теплота, нежность, внутренний мир. Те девушки, с кем я работаю, уже не модели, а близкие мне люди, которые выдерживают безумный график, потому что мы больше времени вынуждены проводить на работе, чем со своими семьями, и жить, опережая действительность на год-полтора.  

- Вы постоянно окружены красивыми женщинами, ваша жена Марина не ревнует?

- Мы женаты уже 20 лет. Когда мы только-только поженились, ей было очень нервно, все время казалось, что я в примерочной провожу больше времени, чем это нужно для работы. Но пришло мудрое решение: сейчас она ведет кастинг, а я беседую с вами. Она сама отбирает моделей, потому что точно знает, каких я хочу видеть. Наша главная семейная ценность — понимание. Мы оставляем за порогом дома все рабочие невзгоды. Хотя на работе приходится немало спорить. Мы с Мариной разные, но друг без друга себя не представляем. Когда я дома и работаю в своем кабинете, то жена и дочь мне не мешают, создавая атмосферу творчества и покоя. Марина — очень мудрый человек, знает, как со мной себя вести в разные моменты. На ней дом, ведь я плохой помощник в хозяйстве. Если бы не Марина, я даже не знаю, что бы со мной в итоге стало. Ведь были такие ужасные моменты в жизни, когда из-за отсутствия средств к существованию я продавал мебель из дома, машину. Причем это все принадлежало жене, и она шла на такие шаги ради меня… И сказать: «Я благодарен ей за это» — значит ничего не сказать. Я просто безмерно ценю то, что она посвятила мне свою жизнь, поверила в меня. Пробиваться было очень непросто. Это теперь у нас у каждого своя машина, красивый большой дом. А тогда многое не получалось

- Говорят, ваше чувство вспыхнуло внезапно и стремительно привело вас в ЗАГС.

- До того, как это случилось, мы уже были знакомы по работе. А чувство вспыхнуло действительно внезапно, и мы потерялись для всего мира на несколько дней. А когда нашлись – решили больше не расставаться. Это было чудесное время, безрассудное: мы могли запросто рвануть в Ригу, поужинать и вернуться назад. В Марининой квартирке в центре Москвы, где мы первое время жили, собиралось множество известных  сегодня людей – сейчас все повзрослели, стали серьезными, а тогда могли общаться сутками напролет. В той квартире, к примеру, была написана первая песня Крестины Орбакайте. Мы были беспечными до тех пор, пока родилась наша дочь Галя. Вместе с дочкой в дом пришла ответственность.

- Ваша дочь собирается продолжить папин бизнес?

- Я поступаю по примеру своих родителей и считаю, что профессия ни в коем случае не должна быть навязана. И дело не в том, что на детях знаменитостей природа отдыхает, просто они могут быть одарены в совершенно других областях. Гале 16 лет, и, слава Богу, она не собирается становиться дизайнером. Она видела, какая это тяжелая работа. Но дочь нашла свое дело – она будет заниматься PR-ом, и в доме моды ей всегда найдется место.

- Если ли у вас любимый вид  семейного отдыха?

- Когда получается куда-нибудь выехать, просто так, на отдых, а не по работе – стараемся делать это вместе. Хорошо бы еще, чтобы и кухня была приличная – я хоть и не знаток национальных кухонь, но люблю вкусно поесть.

 

Мода возвращается

 

 - Ваши вечерние платья – это произведения искусства, стоят они дорого, а надевать их женщинам особо-то некуда.

- Мы делаем очень мало таких вещей, шьем специально для каждого клиента.  Вычурные вечерние платья у нас покупают музеи. Кстати, скоро мы откроем музей костюма в Москве. Хотим собрать там работы разных художников, выставить там этнические костюмы.  

- Сколько времени у вас уходит на создание платья?

- Платья, как дети, требуют внимания. С каждым проводишь много времени, знаешь его до мельчайших подробностей. Порой так его изучишь, что уже просто видеть не можешь - кажется, что все в нем неправильно, все могло быть гораздо лучше. А проходит время, смотришь на него - и вроде ничего. Обычно на изготовление платья уходит полтора-три месяца, максимум шесть - все зависит от моего состояния, настроения. Наши коллекции создаются из эксклюзивных тканей от кутюр, в основном, французских, мы заключаем с фабрикой договор на «право первой брачной ночи», и в течение полугода она не имеет права пускать эти ткани в серию.

- Сложно ли расставаться с творениями, на которые потрачено столько сил и души?

- Когда-то у меня не было возможности сохранить особо любимые вещи, теперь это проще. И, тем не менее, я ни о чем не жалею, приятно, что мои платья хранятся в Лувре, в Историческом музее, сейчас идут переговоры с Эрмитажем. Одежда - это то, что останется на память от ХХ века, ей свойственно сохранять дух минувшей эпохи, в ней как бы материализуется время.

- Вы кому-нибудь дарите свои платья, просто так, бесплатно?

- Конечно, во-первых, дочери на день рождения и на Новый год, во-вторых, жене... Близким людям, другими словами.

- Поделитесь с нашими читателями, что модно носить в этом году?

- Основная тенденция – возвращение в 90-е. Помните, что тогда носили? Юбка снова поднялась на талию, вернулись подплечики, брюки леггинсы, которые точно подчеркивают форму ног и очень просторные «морские» штаны, которыми можно скрыть все изъяны фигуры. Плюс к ним свободные длинные свитера. Много льна, крепа.

- Какие цвета сейчас привлекают ваше внимание?

- Сейчас я все вижу в черно-белой гамме. Но это не навевает тоску. Для меня черный и белый - это сдержанность, элегантность. Черный – страсть, белый – мечта. Насколько огромна пропасть между двумя этими цветами, настолько безграничны их возможности. Черное – это не только цвет, для меня это ночь, глубИны, благородства, а не драматизма. А белый – мечта, чистота, фантазия. Я не настаиваю на четком разделении этих цветов, мне интересны нюансы и полутона: жемчужно-серые, серо-голубоватые, белые - полная палитра растяжки черного цвета на белой бумаге.

 

Валентин  Юдашкин говорит о звездах

 

- Много ли говорит о человеке его одежда?

- По ней можно судить о характере: более спортивный стиль обычно предпочитают подвижные, мобильные люди, строгий - деловые.

- Вам нравится, как одеваются наши политики? В частности, Путин?

- Президент у нас элегантный, стройный, подтянутый. У него, по-моему, со вкусом все в порядке. Даже его явное пристрастие к цветным сорочкам, соответствующим последним тенденциям современной моды, в ущерб официальным - белым - вполне нормально для молодого человека. Вообще мужчине одеваться легче, чем женщине - подобрал к приличному костюму рубашку, галстук - и ты уже в хорошей форме.

- По вашим эскизам шили форму для наших Олимпийцев, Ваше платье-трансформер произвело неизгладимое впечатление на Евровидении 2005 – гораздо бОльшее, чем певица Анжелика Агурбаш, в нем выступавшая. В ваших костюмах выходят на сцену многие мэтры отечественной эстрады. А злые, завистливые языки рассказывают, что вы когда-то сами обивали пороги звезд, чтобы  приобщившись к их кругу, обрести в их лице выгодных заказчиков?

- Так у звезд есть право выбора. Для меня нет принципа «кого люблю, тому и шью». Вы думаете, все было гладко? Приходилось преодолевать немало стереотипов. От того, что кто-то из моих друзей станет одеваться у другого модельера, наша дружба не пострадает. Я никогда никого не привлекал специально.

- Говорят у вас очень теплые отношения с Алой Борисовной. Как вы познакомились?

- Довольно смешно. Мы встретились в спорткомплексе «Олимпийский» в середине 80-х, когда у Аллы проходили там сольники. А у меня должен был состояться показ. Она подошла ко мне, завязался разговор, и  сразу возник такой удивительный энергетический контакт, что уже после следующей встречи мы никак не могли расстаться: говорили, говорили, говорили…. С тех пор дружим семьями. Мы часто вместе рисуем какие-то модели. Она очень творческий, тонкий и спокойный человек. Это журналисты пишут, что Алла скандальная. А она очень переживает за многое. Часто бывает так, что ее заводят, подкручивают. Вот и складывается неоднозначное мнение.

- С какими «особенностями» других ваших звездных клиентов приходилось сталкиваться?

- Даже не знаю. К примеру, Игорь Николаев, наоборот, эскизов не рисует, наряды не обсуждает, а все делает в последний момент – может позвонить за два-три дня до концерта и сказать, что у него нет сценического костюма. Так в его гардеробе появился «камзол Моцарта».

- Помнится, на одном из ваших показов всех поразила Людмила Марковна Гурченко в наряде, очень откровенном с тыльной стороны.

- У Людмилы Марковны до сих пор идеальная фигура, помню, она пять раз поднималась на подиум в разных нарядах – ни один из них не пришлось переделывать, а ведь все они были сшиты на манекенщиц!

- Скажите, а «от кого» одевается сам мастер Валентин Юдашкин?

- В основном «от Валентина Юдашкина». Могу где-то в поездке прикупить какую-нибудь маечку или кепочку. Сейчас мы много что производим. А первую свою коллекцию я шил сам, не представляя даже, что через сколько-то лет открою свой Дом моды.

 

Звезды говрят о Валентине Юдашкине

 

Людмила Гурченко: Мне нравится, что делает Валентин Юдашкин. Мне всегда было близко то, что он создает. Он будто угадывает то, что мне нравится. Одежда и твое ощущение внутри — это дуэт, это спевка, это партнерство. Удачный сценический костюм — это взаимопонимание актера и художника. Иначе невозможно. У Вали я видела наибольшее количество тех вещей, которые бы мне хотелось. Я люблю много мерить у него в Доме. В каждой вещи я чувствую себя какие-то персонажем, я по-другому хожу, по-другому говорю, у меня может в этот момент измениться голос. Его одежда как роли. Я ничего не заказываю у него специально. У меня почти не бывает примерок. Я смотрю показы, и точно знаю, что это, это и вот это мне подойдет. Я часто у него что-нибудь покупаю. Кроме того, у нас сложилась добрая традиция: я могу взять что-то напрокат. Забавно то, что когда я начала надевать одежду от Юдашкина на концерты, я всегда чувствовала по публике, что вот эти аплодисменты мне, а вот эти чему-то иному. Я сначала никак не могла понять чему, а потом поняла, что это костюм. Это изысканные вещи. Благодарность Валентину Юдашкину — взрыв аплодисментов.

Лариса Долина: Сценический костюм — это не просто платье, это продолжение песни и образа, особого стиля исполнения музыканта. Много лет я работаю с Валентином Юдашкиным. Все костюмы, которые он готовил для меня, теперь находятся в моем маленьком «костюмном музее». Валя — это человек с фантастической выдумкой, мне очень нравится, что он делает глобальные вещи — роскошные и неповторимые. И еще он очень чувствует артиста и делает именно то, что нужно конкретному человеку.

Надежда Бабкина: Мода влияет на мою жизнь и на настроение, как погода. Для женщины каждая новая вещица, если она еще и модненькая, это потрясающее внутреннее состояние. Из модельеров я люблю Валю Юдашкина. А знаете почему? Я не скрою, что мне и Слава Зайцев шил, это было замечательно. Но Валя более смелый в своих решениях, и потом мне нравятся все эти навороты, неординарные вещи. В чем суть высокой моды — это то, в чем по улице не пройдешь. Коллекции у Юдашкина потрясающие. Я видела все его коллекции, ни одной не пропущу. Мне больше нравится, когда много ткани, она вся летит, чтобы все было широко, чтобы все было как пена. Конечно, мои желания не всегда совпадали с тем, что я могу позволить себе надеть. Желание мое учитывается, это естественно. Но со мной надо бороться. Потому что мне хочется в одном платье поместить сразу все . И короткое, и длинное, и узкое, и широкое, и яркое, и строгое одновременно. Но это невозможно. То что делает Валя — это искусство.

Бари Алибасов: Талантливых людей очень много, и среди них, безусловно, Валя Юдашкин. Он начинал карьеру как стилист. И первым его опытом была работа с группой «Интеграл». Это было настолько эффектно, нестандартно и авангардно, что «Интеграл» благодаря этим прическам обрел совершенно необычное лицо. Это были перья. Разноцветные волосы. И даже я был покрашен в абсолютно белый цвет. Я впервые в жизни был блондином. Многие помнят до сих пор этот наш эксперимент. Я с удовольствием отношусь к авангардным и экстремальным проявлениям. Именно потому, что это — шуточный товар.

Ильзе Лиепа: В балете тоже есть мода. Вы заметите, если посмотрите старинные фотографии. Когда к балетной моде подключаются такие художники, как Юдащкин или Карден, результат ошеломляет. Юдашкин сделал для нас коллекцию, в которой традиционная пачка была выполнена совершенно необычно — разнообразные цвета, вышивка, аппликация. По-моему, это совершенно новое слово в балетной моде.

Екатерина Редникова: В 1998 году я летела в Лос-Анджелес на вручение «Оскара». В дороге случились неприятности, и в Шереметьево я примчалась за 25 минут до рейса – регистрация закончилась, я опоздала. Я была страшно расстроена. Но не потому, что не появлюсь на церемонии, а потому, что, в чемодане у меня лежало платье от Валентина Юдашкина. И это платье стало моим единственным аргументом, поч

Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (12.01.2009)
Просмотров: 2009 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz