Суббота, 19.08.2017, 14:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

История «Лиговки».

 

 

Город Санкт-Петербург… Его можно любить, можно ненавидеть… Но, равнодушных - нет. Городу  чуть более трехсот лет, но у него своя самобытная история. Большинство имен и названий в городе возникло от финских и шведских названий, или по имени известных жителей тех мест, или в соответствии с тем, что там находилось. Пожалуй, в любом большом городе есть свой самый известный криминальный район. В Петербурге это, безусловно,  Лиговка.

 

(Экскурс)
 

Лиговский проспект старейшая магистраль имеет довольно любопытную историю. В 1718-1721 годах по проекту Г.Г.Скорнякова-Писарева на всем протяжении теперешнего проспекта был прорыт канал для питания фонтанов в Летнем саду. Канал (называли его Лиговским) начинался в районе Пулковской гряды и тянулся больше чем на 20 километров. По нему вода попадала в специальный бассейн, вырытый близ улицы получившей название Бассейной (ныне улица Некрасова). Отсюда по трубам через Фонтанку вода подавалась в водовзводную башню у Летнего сада. Свое назначение Лиговский канал потерял после 1777 года, когда наводнение испортило фонтаны, и их решили не возобновлять. В конце XIX века часть канал была засыпана, а оставшуюся часть заключили в подземную трубу. Наименование Лиговской улицы (теперь Лиговский проспект) произошло от канала, а последний получил название от деревни Лигово, через которую он проходил. Деревня же именовалась так потому, что она образовалась близ речки Лиги. Само название этой реки также одно из древнейших. О нем упоминается в переписной окладной книге Водской пятины 1500 года. Некоторые предполагают, что название "Лига" восходит к финскому слову "лика", что означает грязь, слякоть, лужа.

В 1891 году было принято решение забрать участок Лиговского канала от Фонтанной улицы до Обводного канала в трубу, а над ней проложить так называемые "Лиговские бульвары". В то время этот район был окраинным в городе, и пользовался дурной славой. Вскоре название "Лиговка" стало нарицательным для обозначения мест скопления хулиганов, шпаны, проституток и других неблагополучных элементов. Ещё в конце XIX века в помещениях гостиницы "Октябрьская" (Лиговский пр., 10-12) организовали «Государственное Общество Презрения». И свозили беспризорных детей и подростков, занимавшихся мелким грабежом и хулиганством. В советское время в этом же здании организовали «Государственное Общежитие Пролетариата», для тех же целей. Естественно что, количество малолетних преступников промышлявших в этом районе выросло в несколько раз. В народе появилось слово "гопники", которым называли жителей ГОПа с Лиговки. Появилось выражение "количество гопников измеряется в лигах", а среди жителей Петрограда, затем и Ленинграда было принято спрашивать невоспитанных людей: "Вы что, на Лиговке живёте?".

 

«Лиговка криминальная…»

Литовский проспект всегда имел в городе репутацию места опасного. Рядом проходит Николаевская железная дорога и стоит Московский вокзал. По соседству с вокзалом жили крючники, тогдашние грузчики, ломовые извозчики и прочая публика, не отличающаяся утонченностью нравов. Бли­же к Обводному каналу было скопище ночлежных домов. Свою криминальную репутацию Лиговка оправдывала и по­сле революции. В саду на углу Лиговки и Чубарова переулка (ныне Транспортного) в 1926 году произошло групповое из­насилование, закончившееся показательным делом «чубаровцев», прогремевшим на весь СССР. Одним из любимых мест для промысла аборигенов Лиговки являлся расположенный неподалеку Московский вокзал, на котором всегда можно было найти «жирного фраера». К примеру, огромной популярностью пользовался старый, как мир, способ. Хорошенькая девушка строила глазки какому-нибудь богатому гражданину, знакомились. А дальше, как в популярной песне тех лет: «Проводить до дому позвала». Будущую жертву заводили в лиговские дворы, где поджидали крепкие ребята. Частенько дело не ограничивалось только грабежом, могли и убить.
Многие из здешних обитателей практически с пеленок приобщались к уголовному миру. Чуть ли не каждое питейное заведение являлось местом скупки краденого. Уркаганы, потеснив «стариков», осваивались быстро.  Появление с наступлением темноты постороннего в хорошем костюме почти гарантированно заканчивалось тем, что его этого самого костюма лишали. А заодно — бумажника и часов. Недаром на Лиговке бытовала поговорка: «Днем шуба ваша — вечером наша». Впрочем, могли ограбить и днем. Как водится, в подобном районе процветали и «смежные» с криминалом занятия. Такие, к примеру, как торговля «марафетом» (кокаином) и проституция. Сюда же стекались беглецы из исправительных домов — тогдашних мест отсидки. На Лиговке они всегда могли рассчитывать на помощь, и на то, что их «приставят к делу».
Более серьезные уголовники промышляли грабежами квартир богатых нэпманов. Гопники выходили на богатые хаты с помощью наводчиц, как тогда говорили, подводчиц, а их было так много, что за свою работу они получали сущие гроши, обычно пару каких-нибудь не слишком ценных тряпок. Чаще всего наводчицами были проститутки. Они цепляли богатых дядек, посещали их квартиры, а потом открывали подельщикам дверь. Далее все по схеме, врывались парни с наганами и начинали требовать деньги. В те времена состоятельные люди обычно хранили сбережения дома  в виде золотых царских десяток или драгоценностей. Поэтому улов мог быть отнюдь немаленьким.
Невероятной дерзостью отличался знаменитый рецидивист Павел Кторов по кличке Цыган. О нем ходили разные слухи и легенды. Поговаривали, что в 1917 году он был одним из организаторов похода Лиговской шпаны на винные погреба, а в годы Гражданской войны он под видом обысков «реквизировал» у запуганных красным террором обывателей деньги и ценности. В годы НЭПа, когда скоробогачи плодились, как грибы после дождя, Цыган развернулся на всю катушку.

Одним из центров Лиговки был трактир «Бристоль» расположенный неподалеку от нынешней станции метро «Лиговский проспект». Это было место, куда, чужие как говориться не ходят. В трактире собирались местные «большие люди», для обсуждения дел и планов. Все работники заведения имели то или иное отношение к криминалу. Хозяин, Вадим Нефедов, был хорошо знаком еще царской полиции, поскольку в 1913 году привлекался за скупку краденого. Но тогда ему удалось открутиться. Теперь он являлся держателем местного общака.  Работники ленинградского уголовного розыска прекрасно знали что с трактиром неладно. Но одно дело знать, другое поймать. В те времена большинство работников УГРО были людьми молодыми и не слишком опытными. О юридическом образовании порой, и речи не было, как и о серьезной профессиональной подготовке. В милицию приходили по путевкам от партийных или комсомольских организаций и учились ловить преступников, на ходу.
Самым распространенным методом борьбы с криминалом были облавы. Но для того, чтобы прочесать всю Лиговку, оперов попросту не хватало. С «Бристолем» тоже ничего путного не выходило. Местных завсегдатых как правило кто-то успевал предупредить и, нагрянув, с облавой опера находили только неинтересную мелкоуголовную шушеру.

«Женский след»
 

В середине двадцатых в уголовном розыске было принято решение взяться за Лиговку всерьез. Начались попытки внедрения в местную среду своих людей. Сначала неудачно, трех оперов раскрыли,  они были найдены убитыми.  Дело сдвинулось с мертвой точки благодаря молодой сотруднице уголовного розыска Марии Евдокимовой. Она совсем недавно пришла на работу, поэтому в уголовной среде ее никто не знал. Мария выдавала себя за хипесницу, то есть за женщину-проститутку, грабивших клиентов при помощи клофелина. Ей по легенде надо было отсидеться где-нибудь на тихой работе. Каким-то образом Мария сумела завоевать доверие крайне подозрительного хозяина «Бристоля». Может быть, дело в уголовной психологии, женщина-опер  по тем временам  было большой редкостью. Девушка стала работать в трактире на мелкой должности, имела возможность многое видеть и слышать. Она умела «сливаться с местностью» и вскоре примелькалась так, что на нее перестали обращать внимание. Уже через месяц в распоряжении оперов оказалось множество сведений: кто, где, когда. Мало того, с ее помощью вычислили и утечку информации из милиции. Предателем оказалась одна из канцелярских работниц, Ирина Смолова, которая слишком часто захаживала в «Бристоль». Как потом оказалось, «ссучиться» ее заставила та же причина, что и сегодняшних нечистых на руку ментов — безответная любовь к деньгам и хорошей жизни.
Теперь можно было начинать игру всерьез. «Час икс» был назначен на ноябрьский вечер 1926 года. В это день уголовный розыск мобилизовал все свои силы. В помощь привлекли курсантов командирских училищ, вооруженных винтовками. В назначенное время по Лиговке прошла грандиозная облава. Несколько десятков машин, нагруженных милиционерами и курсантами, подъехали к злачным местам.  В те времена просто врывались и командовали: «Всем руки вверх!» Но не все бандиты исполняли приказание, некоторые пытались отстреливаться. Милиционеры, само собой, в ответ вели огонь на поражении. В результате пяти гражданам, среди которых оказался и Кторов «Цыган», суд был уже не нужен.  Трактир «Бристоль» прекратил свое существование, а его хозяин отправился в «Кресты».
Большой Лиговке был нанесен удар под дых. Постепенно ее былая слава стала городской легендой, в реальности она уже никогда не возродилась. Но это вовсе не значит, что  Лиговка перестала быть хулиганской. Конечно, былых размахов уже не было, однако время от времени Лиговка напоминала о себе с криминальной подоплекой.

Там же на Лиговке располагалась знаменитая школа имени Достоевского. В последствии она стала прототипом в фильме "Республика ШКИД". Кто не помнит исполнение голосистого Мамочки:

С Достоевского ухрял
И по лавочкам шмонал...
На Английской у Покровки
Стоят бабы, две торговки,
И ругают напопад
Достоевских всех ребят.

Послевоенная Лиговка, понемногу уступала свои позиции и все же сохраняла репутацию особого места. В баре гостиницы «Октябрьская» вершили свои темные дела ва­лютчики и фарцовщики. Лю­бители марихуаны, по-здешнему "мариванны", промедола "прохора", фенамина "федора Михайловича" и прочей наркоты легко находили сбытчиков в проходных дворах и у Московского вокзала.

На Лиговки в разное время жило много известных людей. Художник Андрей Палушкин провел свое детство на мрачных задворках Лиговки.
 

Федор Михайлович Достоевский долгое время проживал на углу Лиговки и Гусева переулка, в дом   21 8 А вот, что вспоминал о своем проживании на легендарной Лиговке Вячеслав Бутусов:"Я два года жил в каком-то жутком Гарлеме на Лиговке... Никогда не думал, что буквально в ста метрах от Невского могут быть такие трущобные вариации, которые описывал еще Горький после того как меня ограбили я написал песню "Тутанхамон", где были такие слова:
Если ты пьешь с ворами,
Опасайся за свой кошелек.
Если ты ходишь по грязной дороге
Ты не можешь не выпачкать ног".

«Памятные места»

В XVIII веке между Фонтанкой и Лиговкой располагались слободы дворцовых служителей. Селились они по роду занятий. Отсюда названия Кузнечного и Свечного переулков, выходящих на Лиговский проспект.

В 1848-1851 годах построили Крестовоздвиженскую церковь. Церковь построена на месте бывшей Ямской слободы.

В 1868 году построен главный корпус чугунолитейного завода (Лиговский пр., 60). В 1869-1870 годах построен особняк Ф. К. Сан-Галли, Лиговский пр., 62.

В 1868-1869 годах построен дом №8, детская больница им. К. А. Раухфуса.

Лиговский пр., 2-4 - комплекс больничных зданий О. Г. Гиппиуса., построены в 1870-1871 годах.

На участке дома №44 в XIX веке стоял дом, в котором 26 мая 1848 года скончался В. Г. Белинский. Существующее здание построено в 1910-1911 годах.

В 1926 году участок Лиговского канала от Обводного канала до Московского проспекта закапывают, улицу продлевают. На Лиговке строят промышленные предприятия и фабрики. В 1952 году Лиговскую улицу переименовывают в Сталинградский проспект, в 1956 - в Лиговский проспект.

С 1960 по 1965 год Лиговский канал засыпается полностью. В 1967 году на Лиговском проспекте строят БКЗ "Октябрьский". В 1994 году открывается Государственный драматический театр "Комедианты".

 

 «Лиговка».

«И мне милее всех на свете

Лиговка родная.

Лиговка, Лиговка, Лиговка,

Ты мой родительский дом.

Лиговка, Лиговка, Лиговка,

Мы еще с тобою попоем…»

 

                                                          Катерина РОМАНЕНКОВА специально для журнала "Шансонье"

Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (10.01.2009)
Просмотров: 7519 | Рейтинг: 4.4/14 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz