Четверг, 23.11.2017, 14:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Творческие находки

Ее звали Мерседес.
Николай Тимофеевич Кулагин, 76 лет. Вот уже более пятидесяти лет предан своей любимой машине, привезенной в качестве трофея в 1945 году из Германии. Молодой лейтенант ехал в Москву на блестящем красавце Мерседесе от самого Берлина. Эта машина была для него своеобразным символом победы и, казалось, сулила немало радости.

- Н.Т., Вы, наверное, пользовались особым успехом у представительниц слабого пола?

- Я был молод, полон задора, высокий, красивый, грудь в орденах, девчонки таяли! Когда я подкатывал на своем красавце с откидным верхом, отказа я не знал. В те, послевоенные годы любой мало мальски живой мужчина не был обделен женским вниманием, что уж говорить о молодом красавце с собственным автомобилем. Отпуск я погулял на славу!

- Ну и, наверное, какая-нибудь красотка покорила Ваше сердце и завладела автомобилем?

- Если бы. Прошел месяц. Меня вызывают в органы и заявляют, что я должен сдать машину в пользу государства. Видите ли, не положено простому Советскому парню ездить на вражеской технике. Я конечно же тогда промолчал, понимал, что если начну противиться, меня и арестовать могут. Вернулся я домой и решил в последний раз прокатиться, да так и поехал из города, и все дальше, дальше на запад... Очнулся я уже ночью: ветер треплет мои волосы, разбитое шоссе быстро исчезает под колесами машины, а я чувствую себя таким счастливым, словно дорогого друга вытащил с поля боя на своих плечах. Так я и ехал по пустой ночной дороге, пока не увидел на обочине точно такой же автомобиль. Капитан-особист нервно покуривая папироску, ходил вокруг, а водитель копался в двигателе. Я конечно остановился - шоферский закон взаимопомощи. «Что, мол, случилось?» Капитан матернулся: «Срочно в Польшу с заданием, а тут движок накрылся, ё… ее немецкую мать, слушай, лейтенант, выручай». Я ему: «Слушаюсь, товарищ капитан, только как я через границу проеду?». «У меня особо срочное задание, свяжусь со штабом, оформим тебе документы». « Ну тогда, служу Советскому Союзу», - взял под козырек я, и мы поехали. Кем уж был этот капитан, я не знаю, а за границу мы выехали беспрепятственно. Назад, в Союз я не вернулся, решил, что это судьба и был благодарен «Мерседесу», что он меня увез из станы, где нас хотели разлучить.

- Вы оказались в чужой стране, без дома, без друзей и родных. И все это ради машины?

- Мой “Мерседес” стал для меня и домом, и другом, и семьей. Сначала я прятался у поляков, машину закатили в землянку, я тоже прятался в сараях. Потом, когда с режимом стало попроще, уехал в Германию. Там я несколько лет попросту жил в машине, зарабатывая на хлеб частным извозом. Свою машину я любил по-настоящему, как самую дорогую женщину, я и разговаривал с ней, и дарил ей подарки, а она отвечала мне взаимностью: за долгие годы с ней не произошло ни одной серьезной поломки. Иногда, если я подвозил женщину, машина ревновала меня, могла беспричинно заглохнуть. Наверное поэтому я так и не женился, не смог ни на кого променять свою “ласточку”.

- Неужели, у Вас так и не было ни одного продолжительного романа?

- Не только продолжительного, но и коротких увлечений тоже не было. Сначала я побаивался, что моя “крошка” не простит мне измены, а потом понял, что мне никто не нужен. Так я и прожил на чужбине со своей милой Мерседес почти пятьдесят лет. Конечно, у меня была и работа, и свой дом, но все же большую часть себя я отдавал своей возлюбленной.

- А Вам не кажется, что такая любовь к бездушному автомобилю несколько неестественна?

- (обиженно) Как же так бездушному? Ведь моя малышка понимала меня лучше любого человека, она чувствовала мое настроение и старалась меня никогда не огорчать. Разве можно найти более добрую и душевную женщину? Все годы моей жизни на чужбине только она меня поддерживала и утишала.

- Мне кажется, что Вы иногда забываете, что говорите об автомобиле: моя малышка, девочка, ласточка - эпитеты, скорее присущие любимой женщине.

- А она и есть моя любимая женщина. Она мне никогда не изменит, не уйдет к другому, не устроит скандал, да и “пилить” не будет, как поступают многие сварливые жены. Она всегда готова доставить мне истинное удовольствие, прокатить “с ветерком”, и за это я ей благодарен.

- Вы снова вернулись на родину. Ваши отношения с автомобилем не изменились?

- Конечно нет. Я вернулся в Россию несколько лет назад, уже после перестройки. К счастью время изменилось, и здесь уже никого не удивляет иностранная машина, правда на мою “ласточку” все равно заглядываются. Я иногда ревную. Но мы с ней не молоды и поэтому не огорчаем друг друга упреками.

- Н.Т., годы идут, не секрет, что продолжительность жизни человека и автомобиля зависят от разных обстоятельств. Что будет, если один из Вас уйдет из жизни раньше другого?

- Я не раз думал об этом. Наверное, если я почувствую, что моя смерть на пороге, мы уйдем из жизни вместе с дорогой моему сердцу Мерседес...

Египетские Фараоны, уходя из жизни, забирали с собой своих наложниц, рабов и массу всевозможных ценностей, дабы жизнь на “том свете” была такой же радостной и беззаботной. Быть может, Николай Тимофеевич надеется вместе со своей “подружкой” на “том свете” воспроизвести много маленьких шустрых Мерседесиков. Ну что ж, держись вековая автомобильная Империя!

Екатерина Романенкова, Татьяна Алексеева
май 1999
Категория: Творческие находки | Добавил: zapiski-rep (12.01.2009)
Просмотров: 456 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz