Воскресенье, 25.06.2017, 16:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Репортаж исподтишка

Чистосердечное признание корреспондентов НТВ.
В последнее время телевидение пестрит кровавыми разборками криминальных авторитетов, бессмысленно-жестокими бытовыми убийствами и разрушительными террактами и катастрофами. Иногда начинает казаться, что ты смотришь не новости, а Голливудский супер-боевик. К сожалению, это реальность, и снимается она не в искусно смонтированных декорациях, а на наших улицах, в наших квартирах…Мы хотим познакомить вас с теми, кто ежедневно показывает нам нашу страшную действительность – работниками службы “Криминал” НТВ.

Рабочий день, точнее сутки у “Криминалистов” НТВ начинается с телефонного звонка–сообщения о происшествии. Сообщения бывают легальные – от прессекретарей правоохранительных органов и нелегальные – от разных анонимных информаторов, иными словами, добровольных стукачей. Дальше все происходит очень быстро: корреспондент хватает несколько кассет, на которые будут снимать будущий сюжет, НТВ-шный мобильный телефон, для того, чтобы поддерживать связь с редакцией, информировать о ходе съемок, а заодно сообщать товарищам, что тебя еще не “замочили” и пулей вылетает из телецентра, у порога которого его уже ждет машина, укомплектованная видеокамерой с оператором и звукотехником.

Мы отправляемся со съемочной группой программы. На этот раз спецкор Денис СОЛДАТИКОВ держит путь на свалку… Да, да, на обычную городскую свалку, расположенную в подмосковной Салтыковке, куда привозят мусор со всей Москвы и области и которую облюбовали для своего проживания несколько тысяч бомжей. НТВ-шный “Жигуленок” шурша шинами по обмороженному шоссе спешит на восток, оператор в очередной раз высказал надежду, что съемок не будет, спецкор рапортует руководству о своем местонахождении, а мы вспоминаем рассказ другого корреспондента Марата СЕТДИНОВА о недавнем сюжете, который, кстати, начался сигналом с трассы:

“В патрульно-постовую службу позвонил пассажир рейсового автобуса и сообщил, что два молодых человека, перепачканных кровью перевозили большую спортивную сумку, из которой сочилась бурая жидкость. Сотрудники милиции, проверив несколько автобусов, обнаружили этих людей и, после некоторого сопротивления со стороны бандитов, арестовали их. Так как преступники оказались рецидивистами со стажем, ломаться перед видеокамерой они не стали, а сразу обо всем рассказали: что четыре дня развлекались с проституткой, а когда она потребовала оплаты попросту ее убили, что хотели сумку с телом оставить прямо в автобусе, и что дома их дожидается третий браток. Оперативники вместе со съемочной группой отправились на захват третьего бандита и, вломившись с автоматами в квартиру, обнаружили его мирно спящим. Рядом с ним на кровати лежала голова и руки убитой “жрицы любви”.

На пути нашего следования было две плановых остановки. Первая: на местном Салтыковском рынке, где были куплены две бутылки дешевой водки. Как потом оказалось, водка довольно успешно используется корреспондентами “Криминала” в качестве средства, для наведения “дипломатических отношений с лицами, неравнодушными к оной”. И вторая: в местном отделении милиции, где нам выделили охрану, без которой наше путешествие на свалку могло бы закончиться плачевно: проживающие там бомжи чужих не любят и могут запросто вас прикончить и зарыть где-нибудь в колбасных обрезках.

Приехали. Сделав контрольный звонок в редакцию мы стали выгружаться из машины. Перед нами простиралось поле, точнее, большое поле, все покрытое кучами и кучками мусора. В этих отходах людской жизнедеятельности копошились сотни, а может быть тысячи “отходов” человеческого общества. Кое-где выделялись жалкие сараюшки, видимо, служившие жильем этим несчастным. Внутреннее убранство “бомжачьих хором” состояло, в основном, из грязной ветоши, набросанной по углам, и замусоленной алюминиевой посуды. Оператор установил камеру, а Денис достал припасенную водку. Ого! Как по мановению волшебной палочки на куске фанеры, служившем обитателям помойки столом появилась нарезка сырокопченой колбасы, осетрины, буженины… И в довершение чуда – банка красной икры. Упитанная, пожилая бомжиха (как-то не получается ее назвать леди, госпожа, или хотя бы просто, женщина) суетилась, готовя закуску и приглашая разделить с ней трапезу. Мы дождались, пока она опустошит первый стакан водки и стали засыпать ее вопросами.

Как оказалось, старухе всего 37 лет. Век бомжа недолог, редко кто живет на этой помойке больше 3-5 лет, помирают или погибают от рук “товарищей”. Не все бомжуют по принуждению, у некоторых есть дом, родственники, но нет желания жить по законам общества. Среди “местного населения” много детей, и не только сирот и бездомных. По утверждению нашей собеседницы, над колонией стоит хозяин, который загружает их работой и платит ежедневно 80 рублей, а иногда и больше. Работа проста, но чудовищна по своим целям: сортировка мусора. Каждая сваленная порция отходов тут же разбирается на кучки: цветные металлы, стеклотара, пригодная одежда, обувь, бытовая утварь, продукты… Металлы и стекло идут в переработку, одежда, обувь используется на месте, что-то продается на местном рынке таким же малоимущим старикам. А вот продукты… Государственные торговые структуры обязаны списывать товар, у которого вышел срок годности, вполне привлекательные продукты, иногда партиями отправляются на свалку. Вот откуда у бомжей разные гастрономические деликатесы. Но самое страшное в том, что нет никакой гарантии, что эти же самые продукты не возвращаются к потребителю через многочисленные рынки и базары… А иначе для чего огромный отряд бомжей целыми днями только и занимается, что извлекает их из вонючих куч мусора?..

Пока мы ежились от холода, ужасаясь увиденным, съемочная группа работала. Нам же с тоской вспомнилось горячее кофе, недопитое в редакции программы и “веселый, кровавый” рассказ спецкора Андрея МЕДВЕДЕВА.

“Представьте ситуацию: задерживают человека, который продает краденые вещи. Он начинает рассказывать, что сидели они, мол, с другом в лесу, водку пили, да и повздорили. Задержанный схватил кирпич, ударил собутыльника по голове, и убил. Что делать? Раскопал тут же яму, свалил туда тело и засыпал, не забыв вытащить из кармана ключи от квартиры. Залез мужик в квартиру друга, взял там золотишко, видеомагнитофон, телевизор и на рынок отправился, где и был задержан. Мы вместе с оперативниками едем на место преступления: вот пятно от костра, вот бутылки пустые, объедки, вот могила… Стали копать – могила пустая… Едем к “покойнику” домой, звоним в дверь, открывает отец, сильно пропившийся человек. Пытаемся выяснить, где его сын. Тот после обоймы мата заявляет, что в психушке. Как оказалось, задержанный действительно треснул собутыльника по голове, будучи в сильном подпитии не нащупал его пульс и захоронил. Тот спустя время пришел в себя, вылез из неглубокой и рыхлой могилы и, дойдя до трассы, обратился в ближайший пост ГАИ, мол, товарищи, меня убили и в могилу закопали. Гаишники, нормальные ребята, видя, что перед ними измазанный в земле, обляпанный кровью алкаш, вызвали скорую помощь. Приехали ребята в белых халатах и забрали “воскресшего жмурика” лечиться от белой горячки”.

Все. Мы возвращаемся. Благодарные бомжи на память о встрече подарили Денису пульт дистанционного управления к телевизору “Филипс”. Трофей, брезгливо завернутый в чистую газету перекатывался вдоль заднего стекла автомобиля. Жутко хотелось есть, перед глазами стояла открытая банка крупной красной икры, но спазм не проходящей тошноты разгонял это видение. Денис сделал очередной звонок в редакцию и тут же, прямо в машине начал писать текст к отснятому репортажу. Вот уж железные нервы и завидная работоспособность, как будто не было четырех часов, проведенных на морозе и обжигающем ветре. Как-то сам собой отпал вопрос: “Почему на программе не работают женщины?” Какая женщина выдержит ежедневную работу по 12-14 часов, постоянные съемки изуродованных трупов и отстойников человеческого общества. Мы вернулись в редакцию программы, чтобы задать несколько вопросов шеф-редактору Владимиру ЗОЛОТНИЦКОМУ:

- При такой нелегкой работе, у вас часто меняются корреспонденты?

- Когда “Криминал” только начинался, люди выдерживали 3-4 месяца, сейчас у нас сложился устойчивый, постоянный коллектив. Мы делаем сюжеты не только для нашей программы, но и для “Сегодня”, “Итогов”, выезжаем в регионы, стараемся освещать события всей страны, от Владивостока до Калининграда поэтому нагрузка у спецкоров очень большая. Ежедневно бывает по 6-8 выездов, причем, мы стараемся избегать бытовые преступления, практически не снимаем дорожные происшествия. Жанр нашей программы – “информационный репортаж”, это значит, нам важно не только сообщить о происшествии, но и осветить его со всех сторон.

- Вам постоянно приходится пересекаться с правоохранительными органами, были случаи, что они мешали вам работать?

- Чаще они помогают. Но бывало, что и камеры били, и кассеты ломали. Недавно у Алексея Малкова был неприятный инцидент с ФСБ, когда он приехал на съемки разминирования взрывного устройства. Вместо того, что бы выполнять свою работу, взрывотехник пошел гонять нашу съемочную группу, которая спокойно стояла за пределами зоны отчуждения. Мы не стали конфликтовать, несмотря на то, что действия нахала подпадали под статью уголовного кодекса.

- Судебные иски на программу часто приходят?

- Часто, целая папочка таких исков, но пока мы ни одного дела не проиграли. Но чаще нам просто звонят, угрожают, что оторвут голову, что порубят на куски. Или, наоборот, предлагают деньги, что бы сюжет не пошел в эфир.

- Существует соблазн – взять деньги?

- Нет, мне лучше получать свою зарплату, и чем дольше это будет, тем лучше.

- А угрозы хоть раз приводились в исполнение?

- Как-то раз покорежили мою машину. Я сам поехал на съемки, что бывает крайне редко. А сделал я это для того, чтобы вытащить “из плена” нашу съемочную группу с Сергеем Холошевским, которую задержали сотрудники федеральной службы охраны при президенте России. Они напали на Холошевского, сломали камеру, свернули свет, микрофон, за то что он снимал происшествие в доме, где живут “слуги народа”. Я выехал на выручку со второй камерой и прямо в машине подвергся нападению – охранник вывернул номер машины, отломал антенну, бил по двери… а я все это снимал. И хорошую сумму выиграл в суде.

- Самый запомнившийся сюжет из последних?

- Страшный был сюжет. Люди сидели и пили вместе, потом они поссорились с одним из собутыльников, убили его и подумали: “Что с ним делать? Может быть сварить и сделать из него тушенку, а потом эту тушенку продать?” Подумали и сделали, расфасовали своего товарища по банкам и продали на рынке… Жители города покупали, кормили свои семьи… В последнее время бытовые убийства стали неоправданно жестокими. Что-то изменилось в человеческом сознании. Страшно…

Вели неженский репортаж Екатерина РОМАНЕНКОВА, Татьяна АЛЕКСЕЕВА.
Категория: Репортаж исподтишка | Добавил: zapiski-rep (14.01.2009)
Просмотров: 1142 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz