Среда, 24.05.2017, 14:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Записки журналиста
Главная » Статьи » Интервью с намеком

Дмитрий Нагиев: Я всего лишь символ скандальной популярности.
Еще до выхода сериала "Каменская", Дмитрий Нагиев стал супер-популярным в городе на Неве. Его и в лицо то еще никто не знал, а толпа поклонниц уже собиралась возле Питерской радио-студии "Модерн". На сегодняшний день Дмитрий абсолютно уверен, что его пик популярности еще впереди.

- Дима, в какой момент ты понял, что пришла она, эта вожделенная для любого актера популярность?


- Когда открыл дверь своей квартиры и увидел, как несколько девиц в тапочках улепетывают от моей двери.

- Почему, в тапочках?

- Чтобы я не слышал, как они каблучками цокают - они же стоят у меня под дверью и вслушиваются в каждый мой вздох. В собственном доме я себя чувствую, как рыбка в аквариуме: лишний раз непристойный звук в туалетной комнате не издашь - за дверью сразу смех раздается. На самом деле, я лукавлю, конечно, мне нравится такое внимание, нравится, когда после спектакля ко мне в гримерную девочки приносят пакеты с пирожками и фруктами, нравится, что пишут письма и обрывают телефон звонками. Если это все закончится - я напрягусь. Я не отношусь к тем актерам, которые сидя на обшарпанной кухне, жуя бутерброд с дешевой вареной колбасой и запивая его жидким кофейным напитком "Лето" из треснутой кружки рассуждают о собственной гениальности. Мне все время хочется спросить: "Ну если ты такой гениальный, почему ты такой бедный?"

- А ты обеспеченный человек, твоя гениальность гарантирует тебе достойное существование?

- А не гениальный, но талантливый, бесспорно, хотя бы потому, что для меня пишут спектакли. Актер моего уровня, как минимум должен иметь небольшой особнячок на берегу океана. Если бы свою телевизионную программу "Осторожно, модерн" я снимал в Америке, я был бы вторым человеком по состоянию после Фила Коллинза и получал бы тридцать тысяч долларов за одну программу. Если помножить гонорар на четыре программы в месяц, то можно повеситься от горя. В нашей стране известные люди оплачиваются гораздо скромнее. Сейчас я могу себя ни в чем не ограничивать… прогуливаясь по продуктовому магазину, у меня есть машина, квартира, но я не стал независимым от денег. Да, благодаря известности, мне делают скидки на некоторые дорогие покупки, меня не штрафуют ГИБДД-шники, но на этом льготы заканчиваются.

- Такое впечатление, что тебе пришлось пожить в блокадном Ленинграде, и ты боишься снова остаться голодным.

- Мое детство не было сытым. Родители развелись, когда мне исполнилось 10 лет, а брату 6 - "мать тащила нас обоих на своем хребте". До сих пор помню, как плакал оттого, что мне жали ботинки, а купить новые было не на что. Недавно в обувном магазине поймал себя на мысли: "Зачем я покупаю новые туфли, когда прежние еще не сносил?", - это из меня еще плебейство не вышло, хотя кто мне запрещает иметь 20-30 пар обуви? Бедность меня унижает, и я готов пахать, как папа Карло, лишь бы она не вернулась. Я привык сам добиваться всего в жизни, мои родители не имеют ни малейшего отношения к миру искусства, поэтому в карьере они меня подтолкнуть не могли. Я сам и с первой попытки поступил в петербургский театральный институт им. Черкасова. Правда, после первого курса меня выгнали за бездарность, но я 1 сентября упрямо пришел на второй курс, и к моменту выпуска считался лучшим студентом.

- На студенческую стипендию без родительских ассигнаций можно ножки протянуть. Приходилось подрабатывать?

- Я работал на дорогих закрытых вечеринках, стоял на входе в ливрее, в парике и треуголке и принимал от богатых дам шубы. Мне тогда платили 15 рублей за ночь при стипендии в 30. Недавно ко мне подошла одна дама и сказала: "Не хочется Вас обидеть, но, кажется, лет 10 назад Вы мне шубку протянули". Мы мило посмеялись, но я сделал вид, что впервые об этом слышу. Институт я закончил в эпоху безвременья, когда начиналась перестройка и у театров не было ни денег, ни перспектив. Два года я работал в Германии, потом меня пригласили на радио "Модерн".

- Благодаря которому ты приобрел титул секс-символа и кумира молодежи?

- В компании с Виктором Черномырдиным и Силивестром Сталлоне. И я гордо несу этот титул, у меня хватает чувства юмора не кричать, мол, нет-нет, я не такой, я читаю хорошие книжки и слушаюсь маму, если я для кого-то секс-символ, пусть так и будет. Знаете, секс-символ без чувства юмора - это уже сексуальный маньях, который коллекционирует женщин и делает зарубки в блокноте кого и сколько он поимел. Для меня женщины - товар штучный, шедевр работы неизвестного автора, и каждую из них я постигаю с наслаждением.

- Вероятно ты и в юные годы не давал девочкам спокойно дышать?

- А тут ты не угадала. В детстве с этим вопросом у меня были большие проблемы. Съездив в Ашхабад к родственникам папы, я жутко располнел... Сказать "располнел" - значит, ничего не сказать... Я был ужасающе жирным! До восьмого класса сверстники дразнили меня "Жирная бочка родила сыночка!". Девочки смотрели на меня с отвращением. Закончив восьмой класс, я похудел за лето на 12 килограммов... благодаря тому, что начал регулярно заниматься сексом. Первая любовь у меня тоже не была счастливой. Довольно трогательные отношения с одноклассницей закончились ссорой. Я страшно переживал, покромсал себе вены, за что и угодил в психушку… С тех пор научился сразу определять будет ли новая знакомая моей женщиной и лишь будучи уверенным, что мне не откажут бросаюсь в атаку.

- В таком случае, тебя должны очень устраивать поклонницы - уж они-то точно не откажут своему кумиру.

- Начнем с того, что у меня и без поклонниц много знакомых женщин, а потом не всегда можно отличить простую девушку от поклонницы, особенно если она обеспеченная и может себе позволить не дежурить у меня в подъезде, а прийти на мое шоу в ночной клуб. А тем юным особам, которые сопят возле моей двери я пытаюсь объяснить, что мир искусства - это мир иллюзий, что она от меня получит не то, что нарисовала в своих фантазиях, что это не будут белые свечи в мраморном зале и эротическая сцена из "9 с 1\2 недель", а будет абсолютно прозаичный душ, снимание трусов, шлепанье голыми пятками по паркету, обыденный секс и выставление за дверь в два часа ночи. И даю этим девушкам возможность одуматься. Ну а если… если все-таки дело доходит до экстремально-сексуальной ситуации, пытаюсь вести себя не как секс-символ, а как нормальный парень. Я люблю своих поклонниц и стараюсь их не обижать. Правда, иногда среди них встречаются идиотки…

- ???

- Те что пишут на стенах разную похабщину, или набрасываются где-нибудь на концерте и пытаются выдрать клок волос. А тут был еще один, прямо-таки омерзительный случай: выхожу с ночной дискотеки и вижу, что моя машина облита говном, не обмазана - а просто облита! Морщась от брезгливости еду на ночную мойку. На следующий день все повторяется. Тогда я попросил друзей ОМОНовцев последить в сторонке. Выловили двух 22-летних девиц, это не малолетки глупые, это взрослые, сформировавшиеся бабы!

- За что же они тебя так?

- Понятия не имею, может в клуб не провел, а может не трахнул…

- Скажи, в отношениях с женщинами ты, конечно же, лидер?

- Однозначное "да" ответить не могу, потому, что даже, когда я говорю женщине: "Я тебя хочу", - я имею ввиду: "На, возьми меня", я не захватчик, хотя, бесспорно, в подчинении у женщины находиться не смогу. Может быть именно поэтому я за гроши пашу в Питере, несмотря на то, что неоднократно получал предложения покровительства от богатых женщин, да и от мужчин тоже. В таких отношениях "заказывает музыку" тот, кто платит, а я сам лидер и быть вторым просто не умею. У меня это с детства: во всех дворовых играх я был Штирлицем, капитаном Нэмо, а не их "заместителем". Я и сейчас в любом творческом коллективе занимаю лидирующее положение, и окружающие признают за мной это право.

- С Сергеем Ростом вы работаете в дуэте давно, он тоже весьма талантливая и заметная личность, не возникают разборки: кто круче?

- Любой творческий дуэт основан на том, что есть №1 и №2 - и каждый четко работает свою роль, не посягая на "территорию" партнера. Номер один в нашем дуэте, как вы понимаете - я.

- Шутки, которыми вы осыпаете зрителей и своих гостей, мы слышали, а друг друга часто подкалываете?

- Раз снимались на улице, здорово промокли, и я свои ботинки поставил на батарею. А Сережа взял и убрал их в холодильник, да еще скрутил и веревкой обвязал. Обнаружил я ботинки в морозилке смерзшимися в "восьмерку", с трудом в них до дома доехал. И на следующих съемках отомстил! Сережа познакомился с молодой, симпатичной девушкой из интеллигентной семьи и назначил ей свидание. Так я ему в автомобиль везде напихал презервативы, причем все распечатал, придал им "использованный" вид. На следующий день Сережа позвонил и очень кричал: "Спасибо, друг, только ты со своей тупизной мог такое сделать!" Оказалось, бедная девушка захотела причесаться, откинула зеркальце, а там - презервативы! Решила покурить, открыла пепельницу - презервативы оттуда посыпались. И все - "использованные"!

- Кстати, в кадре ты почти всегда щеголяешь в женском платье, так недолго заработать шлейф человека нетрадиционной сексуальной ориентации.

- Меня это не пугает, одно время я вообще считал, что все сплетни только мне на руку - добавляют популярности. Однажды даже после съемок программы "Осторожно, модерн" при полном женском параде вышел на Невский проспект: в шубке норковой, сапогах на высоких каблуках, в парике и при макияже - мужики очень обращали внимание. А потом в этом наряде зашел в ночной клуб и встретил там своего директора. Он меня не узнал, принял за красотку-модель и стал "клеить". Кстати, мужики на меня обращают внимание не только в женском обличие. Одно время мне даже пришлось сменить свои рваные майки на цивильный костюм, потому, что представителей криминальных структур, которые держат клуб, в котором я работал сильно раздражало скопление "педов". Пришедших на меня посмотреть. Но я вас уверяю, что к представителям нетрадиционной сексуальности я никакого отношения не имею, если надо, могу это доказать.

- Первый фильм, в котором ты снялся "Чистилище". Фильм, мягко говоря, не дамский. Почему ты согласился на эту роль - ты по натуре такой жестокий человек, или были другие причины?

- Будь у меня тогда возможность выбора, у какого режиссера, в какой картине сниматься, я бы, может быть, и задумался, стоит ли мне играть чеченского боевика. Как учитель Hевзоров достаточно хорош. С его отрицательными человеческими качествами я просто не сталкивался. Hевзоров позвонил мне в эфир и спросил, согласен ли я на роль чеченца в его фильме. Я ответил: принципиальных возражений нет. А когда я вошел в его офис, он вскочил и произнес: "Батюшки, какая мразь!" Я смотрю на него и говорю: "Это расценивать как комплимент или вам в морду дать?" - "Это комплимент", - успокоил он. И тут же объяснил: герой, которого он мне поручает, - страшная сволочь. Hо, в результате в картине мой персонаж получился несколько иным. Конечно, он как был сволочью, так ею и остался, но я постарался объяснить зрителям, почему он такой - он получился еще страшнее, чем был задуман, не просто злой варвар, а изощренная мразь.

- Твой отец с Кавказа, не потому ли ты так утонченно изобразил зверство своего персонажа, что не можешь простить отцу своего голодного детства?

- Кретинов хватает в любой нации. В детстве меня дразнили чуркой, поэтому я националист. Hо, как бы это банально не звучало, я хочу быть именно русским, я хочу видеть красивой, мудрой, великой именно Россию. Мне посчастливилось посетить русское кладбище в Париже. Я плакал: там фамилии, которых здесь нет, и людей таких здесь нет. Я буду счастлив, если Россия вновь станет страной Волконских и Трубецких. Может быть, поэтому я и пытаюсь карабкаться по профессиональной лестнице, чтобы никто и никогда больше не посмел мне сказать: с таким носом, как у тебя, парень, русских не бывает.

- Ты упрямый и жестокий…

- Не сказал бы... Мне кажется, я ранимый человек. Я, наверное, был бы очень хорошим, почти святым, если бы у меня было все, что я хочу: великолепная творческая работа, большие деньги, красивый дом. Я был бы очень спокойным и душевным. А в нынешних условиях я карабкаюсь, цепляясь зубами и когтями, как могу. Мне никто не помогает.

- Твой персонаж из сериала "Каменская" совсем иной. Работать было легче?

- О, нет. Там собрались сплошные мастодонты кино, у каждого за плечами по полсотни ролей, на меня они смотрели сверху вниз, тихо ухмыляясь и злорадствуя относительно моих скромных актерских способностей. Меня называли "детенышем Годзиллы" или "циркачом". Однажды мы давали интервью вместе с Леной Яковлевой. Ее спрашивают: "Как вам работалось с Нагиевым?" Она говорит: "Мы рады всех принимать в свои ряды, даже цирковых артистов... А как ему со мной работалось, у него спросите". Я и говорю: "С пожилыми актрисами работать всегда нелегко". Она как закричит: "Ах ты, сволочь!" Я не люблю, когда меня задевают. Они, видишь ли, все москвичи, известные киноактеры, а я петербуржец, да еще из шоу-бизнеса. За месяц до съемок Лена Яковлева была у нас с Сережей Ростом в программе "Однажды вечером", и, когда мы встретились на съемочной площадке, она сказала такую фразу: "Снялась в вашей дебильной программе, теперь ко мне пристают: Вы держали Нагиева за руку? А какой он в жизни? - Дешевка!". Вот так начались съемки... постепенно отношения утряслись.

- Образ мента не давил на плечи?

- Мы с Гармашем выходили на улицу в милицейской форме, с оружием и с документами, чтобы вживаться в образ. Причем у меня на пропуске МВД стояла печать от пятака, а у Сергея было написано: "Товар не кантовать". Но сами "корки" были настоящие. И эти "документы" мы предъявляли девушкам, попивавшим в парке пивко, заявляя, что им следует пройти в отделение и заплатить штраф. Вели их к командиру - Никоненко, который в полковничьей форме дремал в гримерной. А тот, завидев толпу девиц, тут же включался в игру и говорил, что пора их вести в пыточную камеру. Девчонки визжали от ужаса, а потом, когда все раскрывалось, жутко хохотали.

- В какой бы следующей картине ты хотел бы сняться?

- В любой, я не так много снимался вообще, чтобы ставить какие-то жесткие рамки, мне все интересно, я бы снялся с удовольствием, к примеру, в "Титанике", даже в "Титанике-2", лишь бы Камерон снимал, и мне даже не важно играть главного героя, или героиню…Главное, что меня гонорар бы точно устроил, я бы даже торговаться не стал. Ди Каприо за эту роль получил пять миллионов долларов - я бы Камерону в половину обошелся и был бы весьма доволен! А партнершей взял бы… Елену Яковлеву, мне - циркачу, учиться у корифеев надо.

- На Голливуд замахиваешься?

- Вот за что я себя люблю, так это за талант, а за что не люблю, так за то, что понимаю - не своим я делом занимаюсь, не ведущим я должен работать и ни ди-джеем, а играть в театре, и как минимум, на Бродвее.

- О-о!!!…

- Чтобы сыграть заурядного могильщика, нужно готовить себя, как минимум к Гамлету, а чтобы стать ведущим актером в России, надо "замахиваться" на самого популярного человека в мире!

- Ты тщеславен?

- Обязательно. Без этого не сделаешь никакой карьеры, тщеславие движет к цели даже сильнее, чем жажда денег. Что бы ни говорили артисты, тщеславие стоит на первом месте, следом самолюбие и лишь где-то в конце списка желание выразить себя. И если кто-то утверждает, что это не так, он блефует.

- Тебе не кажется, что у тебя "звездная болезнь"?

- У каждого нормального актера она должна быть. Я бы назвал ее прививкой от простачка. Я ненавижу актеров, этаких простачков, которые сидят в кабаках и пьют с народом. Любой артист, тем более, популярный артист, обязан держать дистанцию, это условие профессии. Если зрителя пускать за кулисы, то пропадает магия театра, а если зрителя впускать в себя, ты перестаешь быть интересен ему как волшебник. Чтобы стать народным, вовсе не обязательно "выходить в народ", нужно дарить этому народу свое творчество, пусть даже очень скромное. А для этого надо пахать, а не зарабатывать на хлеб рекламой средства от перхоти.

- В твоей погоне за популярностью есть время для досуга?

- Лучший досуг для меня - это отдых, лежа на диване за плотно закрытыми дверями и завешенными шторами, я не люблю ходить в гости, и принимать гостей у себя тоже не люблю - такой уж я нелюдимый. Есть поговорка: "Хорошо быть одному, когда назавтра есть кому рассказать, как хорошо тебе было одному". К счастью, у меня есть с кем поговорить, есть друзья. Есть сын 12 лет, есть мама… И есть очень много работы - а для актера это самое главное: быть востребованным.

- А как же женщина, которая хранит очаг, пока мужчина где-то там востребован?

- Сейчас таковой нет… но у меня такое количество женщин, что это вполне компенсирует отсутствие одной единственной. Моя сексуальная жизнь настолько активна, что порой не хватает сил заниматься еще чем-то. Я очень щедрый в любви, на чувства не скуплюсь, и каждый раз. Засыпая с женщиной. Я думаю, что это на всю жизнь, но утром, почему-то хочется дальше спать одному.

- На протяжении всего разговора создается впечатление, что ты все-время пытаешься играть какую-то роль. Ты такой на самом деле или это лишь хорошо продуманный образ?

- Меня многие упрекают в этом, но здесь нет моей вины. Маска настолько крепко приросла ко мне, что сейчас только один человек знает какой я на самом деле - это я сам. Для остальных же я просто "символ", символ скандальной популярности…

Катерина Романенкова, Татьяна Алексеева

Категория: Интервью с намеком | Добавил: zapiski-rep (21.01.2009)
Просмотров: 464 | Рейтинг: 0.0/0 |
| Главная |
| Регистрация |
| Вход |
Меню сайта
Категории каталога
Новые материалы [19]
Творческие находки [144]
Репортаж исподтишка [40]
Интервью с намеком [109]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz